Феникс Тарусы

Сыны Отечества

Ромен Гузаиров

Однажды предприниматель Исмаил Ахметов признался: «Конечно,  хочется совершать бизнес-подвиги, но нельзя забывать и о душе». Исмаил – человек  и слова,  и дела. Поэтому  как глава производственной компании Arch-Skin, он много внимания уделяет социальным проектам. Среди них – школа нового поколения Homo Harmonicus, детская школа искусств в Тарусе, а также только что возродившийся знаменитый  тарусский Дом литераторов.

- Я как мотылек: каждый вечер умираю, чтобы утром родится вновь, - говорит мне Ахметов, когда мы встречаемся с ним у парадного подъезда Государственной детской библиотеки. – Мы только что обсудили перспективы сотрудничества Библиотеки с Домом литераторов в Тарусе, это мой  новый проект, а  завтра -  переговоры о новых заказах для ArchSkin. И так изо дня в день. Бывает порой, что  мне и самому неизвестно, в какой ипостаси окажусь в грядущий день.

Так мне объяснял свою предельную занятость Исмаил. В его трудовом графике нет просвета, но этот график пронизан светом множества идей, требующих  для их реализации перевоплощения и  профессионального, и даже мировоззренческого. Но несмотря каждодневность рождения Исмаила,  имя его неизменно и дано было родителями в 1961 году. Случилось это событие в поселке Кушмурун  Северного Казахстана.   Именно в тот год, когда с казахстанской земли  унесся в космические дали Юрий Гагарин,  который своим будничным «поехали» выразил готовность к подвигу без пафоса и барабанного боя, как и полагается настоящему мужчине.  В те времена поселок хотя и был невелик, но входил в категорию узловых станций на железной дороге, она соединяла угольные бассейны Казахстана с заводами Южного Урала, прародины предков Ахметовых.

- В переводе с тюркского «кушмурун» означает «птичий клюв», - рассказывает Ахметов. – Рядом с поселком  озеро, оно напоминает своими очертаньями летящего гуся. В наших краях бытует обычай: тот, кто желает человеку счастья, удачи, богатства, вручает   ему  подарок  с изображением птицы. 

В семье Ахметовых Исмаил был  поздним ребенком.  Он рос веселым, подвижным  и любознательным. Читал, играл на гитаре, помогал родителям по хозяйству. А главное, старательно  учился.

- Годы, прожитые в Кушмуруне, пробудили во  мне страстное желание выйти за порог этого пространства, - говорит Исмаил. – Представьте, вокруг одна степь, зимой - снежные бураны, летом - песчаные метели.  Ни книг – их я лишь изредка брал у соседа-библиотекаря, ни настоящей музыки, ни картин. Понимал: я в пустыне! А  за ее пределами - я знал, чувствовал - огромный удивительный мир. И я жаждал его – весь и сразу!

Способностей и знаний, полученных в аульской школе, вполне хватило, чтобы поступить сначала в МИЭТ, а затем перейти на физфак  тогда открывшегося Челябинского университета. Исмаилу посчастливилось и при распределении: ему предложили должность  инженера в Государственном ракетном центре академика Виктора Петровича Макеева - создателя научно-конструкторской школы морского стратегического ракетостроения СССР. На протяжении пяти лет Исмаил разрабатывал морские баллистические ракеты – одно из самых грозных оружий Советского Союза.

- В  конструкторском бюро Макеева решались очень серьезные задачи, поэтому требовалось постоянно повышать свой профессиональный уровень,  чувствовать ответственность за порученное дело, взвешенно принимать решения,  - вспоминает Ахметов. – Никакой бизнес не может сравниться с той работой по степени интеллектуального и духовного напряжения. До сих пор, задумывая какое-либо новое дело, я подхожу к будущему проекту с той же требовательностью, какая была характерна для стиля ракетного центра.

***

На рубеже 90-х жизнь И. Ахметова изменилась – круто, вместе со всей страной. На смену социалистическому укладу пришли рыночные отношения. Иными стали экономические регуляторы, сменились общественно-политические приоритеты. Военно-промышленный комплекс сворачивался. Это был вызов  для  большинства.  Энергичные, умные  и смелые люди стали искать зоны приложения своих сил.   Ахметов  был как раз из таких.  В  Миассе находился  «УралАЗ» - крупнейший в Союзе завод по производству тяжелой грузовой техники.  Ахметов устроился туда программистом, но уже через год стал помощником директора по внешнеэкономическим связям и начал  активно внедрять  новые принципы по производству потребительских товаров.

- Уральский автозавод выпускал грузовики для военных нужд, - говорит Исмаил. – Но по сути они представляли собой полуфабрикаты, которыми были забиты армейские полигоны, а на потребительском рынке из-за низкого качества грузовики почти не пользовались спросом. Мы  с единомышленниками перевели этот продукт из категории «план» в категорию «рынок», доводили их до нужной кондиции, и у нас их стали  хорошо покупать. Вот так, - вдруг улыбнулся Исмаил, - я и заработал свой первый миллион.

Впрочем,  предпринимательская жилка у И. Ахметова  была от бога. Он при случае, полушутя-полусерьезно, вспоминает, что впервые  стал «зашибать деньгу» в раннем детстве:  у Ахметовых была корова, маленький Исмаил ее пас, а потом, после доения, это делала мама, разносил по соседям молоко. Став же студентом, Исмаил уже на первом курсе «сколотил» из однокурсников бригаду для строительства  очистительных сооружений. А позже отправлялся на шабашки, возводя автозаправки по всему Уралу.

-  А вот чего я никогда не предполагал,- сам себе удивляется Ахметов, – что займусь  издательским делом. Несколько лет назад я вдруг обнаружил, что в мире нет  журнала, посвященного искусству и производству мозаики. Между тем эта отрасль бурно развивается, возникают проблемы, а обсуждения и пропаганды достижений  в этой сфере не ведется. И я решил: раз никто не делает – сделаю сам. Так родился альманах Solo Mosaico.

***

В середине 90-х в предпринимательской судьбе И. Ахметова произошел  новый поворот. Переехав в Москву, Исмаил создал предприятие  «Барс. Керамический гранит». Оно стало крупным оптовым поставщиком отделочных материалов на российском рынке. А в 2010 году в группе компаний «Барс» появилась фирма  Arch-Skin, специализирующаяся  на производстве керамики. Сейчас  это флагманское предприятие И. Ахметова. Оно выпускает несколько видов керамики: плиты уникального трехметрового формата,  итальянский керамический гранит, а также  мозаики из керамики и натурального камня. Материалы ArchSkin применялись при отделки  офисов таких видных архитектурных сооружений, как Москва-Сити,  станция метро Парк Победы,   фойе театра им. Станиславского,  центрального вокзала Bologna во Франции и многих других.

- Меня всегда привлекал созидательный бизнес. Почему?  - задается вопросом Ахметов и тут же поясняет. – Потому, что он привносит в мир красоту.  Керамика  – один из лучших материалов для архитектуры и строительства. А ведь произведения архитектуры наиболее устойчивы от посягательств политиканов, временщиков. Варваров в расчет не беру. Книгу можно запретить, киноленту положить на полку и т.д. А архитектура всегда на виду. Всегда доступна простому человеку. И я рад служить этому высокому искусству. Вместе с коллегами я много ездил по миру, изучал традиционные и современные материалы. В результате нам удалось  создать совершенно новый продукт – тонкий керамический материал без внутреннего напряжения, прочный, экологичный и долговечный, как натуральный камень.

Соратником Исмаила в этом новаторстве стал итальянский художник-мозаичист Марко Бравура, получивший мировое признание благодаря своим фонтанам и городским скульптурам: «Фонтан бабочек», «Ковер-самолет», «Луна в колодце», «Улитка». Самым же известным его произведением стала скульптура Ardea Purpurea. Она установлена в Бейруте в память об окончании войны в Ираке и включена в список адриатического наследия, охраняемого  ЮНЕСКО. В переводе с латыни «ardea purpurea» означает «пурпурная цапля» - так древние римляне называли птицу Феникс, волшебное существо из арабских сказок, символизирующее вечное возрождение.

- Марко – удивительный человек, - рассказывает Исмаил. – С самого начала знакомства он покорил меня тем, что всегда и во всем свободен. Мне, как коренному степняку, это чувство близко и дорого. Ахметов и Бравура стали друзьями. Исмаил поддерживает Марко во всем. Вот уже несколько лет  художник живет на два города - Равенну и Москву.  Совместно с  Бравура  И.

Ахметов открыл под Москвой, в деревне Балабаново небольшой завод по производству смальтокерамики – студию Solo Mosaica. В этой студии Марко не только работает, экспериментируя с различными техниками и материалами, но и постоянно проводит мастер-классы для молодых художников-мозаичистов. «В Италии мозаика используется в основном в церквях и на кладбищах, -  поясняет свое целеполагание  Бравура. – Мы  же хотим обучить как можно больше мастеров, чтобы они своими работами доказали, мозаикой можно украшать и дома, и школы, и офисы. Она может сделать прекрасной  и нашу повседневную жизнь».

***

И вот мы с Исмаилом – в его кабинете в офисе компании Arch-Skin. Просторный зал, темные стены, сквозь огромные окна льется закатный свет. В его лучах вспыхивают золотом, кобальтом и кармином грани монументальных панно. В глубине зала, за черным роялем - светловолосый мальчик лет семи играет этюд. Рядом с ним – преподавательница со стопкой нот.

- Это Аркаша, ученик нашей школы, - представляет Ахметов. – У нас все дети занимаются фортепиано. И я мечтаю, что когда-нибудь они и меня научат играть двумя руками. Буду как Штирлиц…

2011 год во многом стал знаковым  в жизни Исмаила Ахметова.  В дополнение к торговым и производственным компаниям бизнесмен открыл собственный Фонд – некоммерческую организацию по поддержке образования и культуры.

- Мы живем в эпоху глобальной социальной революции, - уверен Ахметов. – И на производстве, и в быту человека все больше заменяют машины. Люди же остаются не просто без работы – люди остаются без дела. И перед обществом   все острее  встает вопрос: чем занять людей? Поэтому сейчас особенно востребованы социальные проекты, направленные на развитие науки, образования, искусства.

Как результат: у Фонда Исмаила Ахметова несколько сфер деятельности. Так, Фонд постоянно устраивает  выставки и  культурные мероприятия, посвященные искусству мозаики: «99 имен Всевышнего» в Государственном музее изобразительных искусств им. А.С Пушкина, «Мозаики Musivum» в Казанском Кремле или TOTAN в центре дизайна ARTPLAY. А также поддерживает молодых  художников,  ежегодно предоставляет им гранты на повышение квалификации в лучших художественных институтах  мира. Но главное, в том же 2011 году Фонд организовал детскую школу  Homo Harmonicus, цель которой -  гармоничное развития свободной личности как залог миролюбивого человечества. 

- Подсказкой к созданию школы стал мой собственный родительский опыт, - рассказывает Ахметов. - У меня пятеро детей. Сын и дочь от первого брака – уже взрослые. Во втором браке – трое малышей: Сильвия, Альберт и Роберт. Как и многие обеспеченные родители 90-х, я отправил старших детей учиться заграницу. Но был разочарован - оказалось, что я в своей аульской школе в Казахстане получил более фундаментальные знания, чем они в престижном колледже в Гамбурге.

Homo Harmonicus - необычная школа. В нее принимают детей с двух лет – это самый золотой возраст для начала обучения, - считает Ахметов. В программе,  кроме  классических школьных предметов – русский, математика, литература, история, естествознание, есть также и  живопись, скульптура,  музыка, мифология. Каждое утро начинается с часового занятия  гимнастикой  у-шу – для того, чтобы тело было свободным. Каждый  день  уроки английского и китайского языков – чтобы дети впоследствии владели инструментом для постижения основ и западного,  и восточного  мировоззрений.

- Наша задача – обучить и воспитать детей так, чтобы к восемнадцати годам они стали полностью самостоятельными личностями, готовыми и работать, и создавать семьи, - говорит Исмаил. – Конечно, сейчас трудно загадывать, все ли получится, но первые результаты уже есть. Недавно моя дочка, которая ходит в школу с самого ее открытия,  неожиданно  написала стихи: «Сильвия, Сильвушка, Силя.  В имени  моем  - моя сила».

***

Вечереет.  Сотрудники офиса и школы расходятся по домам. Тем громче в затихшем зале раздается звонок телефона.

- Послушайте, Нелли-апа, завтра вам покажут, как намесить тесто, вы поймете, как оно усаживается, как меняет при выпечке цвет... Пока  вы  это не освоите, я запрещаю вам двигаться дальше.  А когда освоите, будете колоть и резать, как вам нравится, - убеждает Ахметов художницу  Наилю  Кумысникову.

Откуда у Ахметова столько энергии? Свободное от бизнеса время он проводит с детьми: играет в футбол, плавает,  катается на горных лыжах. Коллекционирует произведения мозаичного  искусства. И каждую неделю помечает в записной книжке:  снова начать играть на гитаре.

- Каждое утро я делаю упражнение, которое могу рекомендовать всем людям. Называется «человек-градусник». Оно дает ощущение глобальной свободы – и тела, и мыслей.

Но есть у Ахметова и еще один источник вдохновения. Это – Таруса, старинный городок на левом берегу Оки. В XIX веке он был знаменит тем, что тут  жил пленником имам Чечни и Дагестана Шамиль, в XX же веке Таруса стала излюбленным местом поэтов, писателей, художников и музыкантов. До революции здесь были дачи Поленова, Цветаевых, БорисоваМусатова, Паустовского,  в советские же годы город стал убежищем для вернувшихся из концлагерей Николая Заболоцкого и Ариадны Эфрон, дочери Марины Цветаевой, а также художников вольной породы советской эпохи: Святослава Рихтера, Иосифа Бродского, Беллы Ахмадулиной и Бориса Мессерера.

- Впервые я приехал в Тарусу четыре года назад – друзья, архитекторы, просто решили показать мне город, рассказать о нем - вспоминает Ахметов. – Сколько судеб вместил город! Как  неповторимы его  улицы своими подъемами и спусками, неожиданными изгибами! И мне захотелось в нем остаться, я почувствовал внутренний зов обосноваться здесь. 

Еще  утром Исмаил прибыл в Тарусу  как турист, экскурсант. А уже к вечеру он превратился в коренного  жителя этого старинного русского городка: Исмаил близко к сердцу принял и его беды. С одной из них он столкнулся  в тот же день.  Его привлек вид одного здания. Расположенное на возвышенности оно хорошо просматривалось со всех сторон, отличалось добротной   кладкой  из красного кирпича и простатой архитектурного изящества. Но внешность была затрапезной: стены выщерблены и покрыты слоем грязи, покосившиеся рамы, да и двери с чужого плеча, а главное он был нежилым  и  вызывал жалость, какую вызывает у нас бомж из бывших интеллигентов. Оказалось, это здание больницы еще  царских времен, а ныне заброшенное в суматохе перестроечных лет и безденежья.  На следующий день, переродившийся Ахметов, уже открывал двери местной администрации, чтобы выкупить дом. Он вернул зданию юную внешность, вдохнул в него новую жизнь под стать творческим традициям Тарусы -  открыл Тарусскую детскую школу искусств. Эта радостная весть вмиг облетела город.

- В здании еще шел ремонт:  сцена уже  была, а окон и крыши еще нет, но мы уже подготовили первый концерт, - рассказывает Исмаил. -  Выступал наш КОТ -  камерный оркестр Тарусы, которым руководит дирижер Иван Великанов. Сейчас  в школе каждый день работает школа искусств, там два направления – музыки и живописи. В свободные часы проходят мастер-классы от различных художников и писателей. А летом мы установим в классах фортепиано, и знаменитые пианисты в рамках летней школы фонда Святослава  Рихтера будут давать детям открытые уроки музыки.

А недавно к Ахметову пришла делегация от калужских индусов. У них есть свой театр, но нет базы, где они могли бы репетировать. Исмаил безвозмездно предоставил им помещения, правда, с одним негласным условием: в ходе репетиций до блеска отполировать ногами паркет в актовом зале.

Но главный проект, которым занимается сейчас Ахметов – восстановление тарусского Дома литераторов. Еще в 1930е годы XX века в Тарусе был построен санаторий им. Куйбышева, в котором отдыхали советские писатели. Когда-то санаторий был великолепен, но к  2000м годам от былого величия осталось лишь обветшавшее здание столовки – большое, каменное, с колоннами.  Два года назад  Исмаил выкупил его и – превратил во дворец. С концертным залом, прекрасной библиотекой, художественной галереей, рестораном и фитнессзалом, оборудованными по новейшим технологиям.

На Дом литераторов у Ахметова большие планы. Помимо гостиничных номеров, в которых можно будет остановиться как в санатории, в Доме будут проходить кинопросмотры, литературные встречи, художественные мастер-классы, балы. На лето уже запланировано семь концертов оркестра КОТ, готовит свои литературные программы и Государственная детская библиотека.

- Таруса – не просто культурный центр, это место силы, место сосредоточения духовной энергии, - делится ощущениями Ахметов. – Здесь на каждом шагу случаются волшебные вещи. Недавно стою в Доме литераторов у окна, смотрю на поле и вдруг вижу:  на горизонте – табун лошадей. Появился и тут же исчез…

В этом году исполняется  тридцать лет одной стихийно возникшей традиции.  Каждое первое воскресенье октября - в канун дня рождения Марины Цветаевой – в селе Песочное на берегу Оки загораются костры. У этих костров поклонники творчества М. Цветаевой читают ее стихи:

«Птица-Феникс  я, только в огне пою.

Поддержите высокую жизнь мою!..» 

- Песочное расположено под горой, на горе же раньше стоял дом Цветаевых, - рассказывает Исмаил. -  Сегодня территория их бывшей дачи частично принадлежит Дому литераторов.  Участники движения часто  заходят к нам на чай. Так что в этом году, в честь юбилея, мы хотим сделать серьезное мероприятие.  Ведь из пламени сотканы не только сердца поэтов…

От редакции: материал подготовлен в 2016 году, публикуется впервые.

© 2023 by TheHours. Proudly created with Wix.com

Адрес редакции: 115184, Москва, М. Татарский пер., д. 8
Телефон: (495) 951-16-94
E-mail: tatar.mir@yandex.ru