Не забывайте татарский

Образование без границ

Альфина Сибгатуллина

Дочь Гаяза Исхаки профессор Саадет Чагатай (1907-1989), несмотря на заслуженное признание в научном мире,  была чрезвычайно скромной женщиной. Обычно она представлялась не как доктор наук, даже не как супруга профессора Тагира Чагатая, а очень просто – «дочь Гаяза» или «дочь Исхаки», лишь в официальных случаях – как «Саадет Чагатай-Исхаки». Перед кончиной она завещала похоронить себя в могиле мужа в Анкаре, или же в могиле отца, если смерть застанет ее в Стамбуле. Основанный ею фонд «Аяз-Тагир Туркестан Идель-Урал вакфы» также носит имена двух ее любимых мужчин и названия регионов, где они родились. Выдающийся тюрколог и наставник Саадет Чагатай воспитала плеяду видных ученых, среди ее учеников есть профессора  Зейнеп Коркмаз – живая легенда тюркологии,  Мустафа Джанполат, Самих Тезджан и др. Ее труды цитируются учеными всего мира, в Анкарском и Стамбульском университетах имеются кабинеты, носящие имя Саадет Чагатай.  В 2007 году в Турции широко отметили 100-летие со дня ее рождения, организовали международный симпозиум, выпустили книгу о ней и двухтомник ее научных статей. Представляясь как «дочь Гаяза», видимо, она отдавала дань отцу, благодаря стараниям которого она смогла получить достойное образование. Юность Саадет прошла в России в довольно сложных условиях: родители Гаяз Исхаков и Марьям, дочь Фатхетдина, поженившиеся по настоянию его отца Гилязетдина, разошлись довольно быстро, когда их дочь была совсем младенцем. Отец был занят политической борьбой и зачастую находился в ссылках или бегах, мать вторично вышла замуж, поэтому воспитанием Саадет занимались бабушка и дедушка. Начальное образование она получила в родной деревне Яуширме Чистопольского уезда. Близкие контакты с отцом стали развиваться с 1913 года, когда Гаяз Исхаки вернулся  в деревню из ссылки, шестилетняя девочка запомнила шумную толпу из родственников и односельчан, радостно встретивших писателя. Однако отец недолго пробыл с дочерью, уехал в Петербург, где стал выпускать газету «Иль». Благодаря содействию отца Саадет начала учиться в Казани в русской гимназии. Отец и дочь встречались редко, упоминается в воспоминаниях их совместное посещение в 1917 г. премьеры  представленного артистами театра «Сайяр» спектакля «Зулейха» по пьесе Гаяза Исхаки. В этом же году Исхаки навсегда покидает страну и желает взять к себе дочь, что оказалось не так-то и просто. Из-за страшного голода в Поволжье учебное заведение (ставшее уже советским), где училась  Саадет, распускается, она возвращается из Казани в деревню к бабушке. Деда Гилязетдина уже нет в живых. По настоянию младшего сына Ахметхасана Камария абыстай 
вместе с внучкой Саадет в поисках хлеба отправляется в Ташкент, но уже к лету 1922 г. все вместе снова возвращаются на родину. С целью переправить Саадет к отцу, постоянно зовущему ее к себе, родственники пытаются раздобыть для нее паспорт. Сведения об этом, как и о годе рождения С.Чагатай, у татарских и турецких биографов (Л. Гайнанова, Х.Шенол и др.) разнятся: одни пишут, что она смогла получить паспорт, другие считают, что ей это не удалось. Как бы там ни было, у нее остается единственный путь – нелегальный выход за рубеж: в ноябре 1922 г. контрабандисты переправляют ее из Петрограда к финской границе, где она сдается финским пограничникам. После прохождения официальных процедур, наконец,  встречается с отцом, и они вместе отправляются в Берлин. Здесь благодаря помощи близких друзей отца Садри Максуди и Юсуфа Акчуры Саадет устраивается в частный немецкий лицей-пансион. Голод и холод и здесь сопутствуют молодой девушке, отец, разъезжающийся по разным городам Европы, просит: «Еще немного потерпи, моя голубушка», тогда единственным утешением для нее становится учеба, особенно с усердием она изучает языки.  В 1925 г. друг отца Хамдуллах Субхи Танрыовер содействует ей в получении турецкого гражданства. Летние каникулы 1926 г. она проводит вместе с отцом в Стамбуле и желает остаться жить в Турции, но Ю. Акчура в своем письме все же убеждает ее вернуться в Берлин и закончить учебу. Несмотря на материальные трудности, Гаяз Исхаки мечтает обучить свою дочь в Берлинском университете и для достижения этой цели делает все от него зависящее. 20 мая 1931 г. Саадет получает диплом философского факультета Берлинского университета (Friedrich Wilhelm) и в июле того же года пишет заявление для поступления в аспирантуру. Под руководством известного немецкого востоковеда и тюрколога Вильгельма Банга Каупа (1869-1934) в аспирантуре Саадет получает образование по тюркской, арабской, персидской филологии, дополнительно занимается славистикой и философией. Вильгельм Банг, как и Василий Радлов, не ограничивается лишь изучением османского и турецкого языков, заметно расширяет границы тюркологии, включив в нее изучение всех тюркских наречий и диалектов.  Ему принадлежит заслуга выработки для изучения тюркских языков сравнительного метода, успешно используемого в индоевропейской филологии. Как признавалась позже С. Чагатай, ученого интересовали мельчайшие нюансы диалектологии тюркских языков. Именно у Банга, которого она называла «самым великим исследователем тюркских языков» и всю жизнь следовала его наставлениям, Саадет училась одинаково трепетно и внимательно относиться ко всем тюркским диалектам и наречиям. Важным вкладом В. Банга в мировую тюркологию также считается воспитание им в этой сфере выдающихся ученых из разных стран. Среди его учеников, кроме Саадет-ханум, были еще два татарина: ученый мирового уровня  Рашит Рахмати Арат (1900-1964) и Якуб Шинкевич (1884-1966), избранный впоследствии польскими мусульманами пожизненным муфтием Польши. В конце 1933 г. Саадет защищает диссертацию по теме «Отыменные глаголы в тюркских языках», которую она посвятила 
памяти Исмаила Гаспринского. Как сама ученица, так и ее наставник хотели, чтобы Саадет после защиты продолжила научные изыскания  на родной кафедре, однако, увы, штат ассистента для Саадет, несмотря на все убедительные просьбы руководства отделения, так и не выделяется. Посочувствовав ей, член жюри по защите, высоко оценивший ее диссертацию, профессор Макс Фасмер (18861962), впоследствии создатель трехтомного «Этимологического словаря русского языка», любезно предлагает ей вакантное место ассистента на кафедре славистики, однако верная своему идеалу стать тюркологом Саадет отказывается от такого престижного места. 27 октября 1932 г. Саадет выходит замуж за Тагира Шакирзаде (1902-1984). Уроженец Ташкента Тагир-бей обучался в джадидской школе Мунаввара Кари, затем в педучилище в Азербайджане, в 1922 г. приехал в Германию и окончил университет в Гейдельберге. Там же защитил диссертацию по экономике кочевников в Туркестане. В 1931 году он переехал в Берлин и вместе с другом детства Абдулвагапом Октаем (1904-1968) занимался изданием журнала «Яшь Туркестан». До конца своей жизни Тагир Чагатай принимал активное участие в деятельности организации Национального единства Туркестана. В 1933-1938 годах Саадет по поручению отца в Берлине занимается выпуском его журнала «Яңа милли юл». В то же время в Академии наук Польши издает текст дастана «Чура батыр», под псевдонимом Махмет Кутлу публикует статьи по истории общественно-культурного развития тюрков Волго-Уральского региона. С началом Второй мировой войны Тагир-бей и Саадет-ханум в декабре 1939 г. переезжают в Турцию и по требованию турецких законов принимают фамилию Чагатай.  В Анкаре снимают квартиру, оба хотят быстрее найти работу и как-то устроить жизнь: Тагир-бей начинает служить  в структуре министерства сельского хозяйства, а Саадет пишет заявление на ставку ассистента в отделении тюркологии на факультете языка, истории и  географии Анкарского университета.  Несмотря на острый дефицит научных кадров в стране, выпускнице Берлинского университета снова не находится штатного места, на свое заявление она получает ответ лишь спустя четыре месяца, там сообщается, что ей выделено место библиотекаря в отделении тюркологии. Почти три года Саадет работает библиотекарем, но не теряет времени и продолжает заниматься любимым делом, пишет научную работу по глаголам староосманского языка и в конце 1941г. сдает ее в жюри. В феврале  1943 г. на основе данной работы защищает диссертацию, в марте того же года получает звание доцента и начинает преподавать в Анкарском университете. Годы активной научной деятельности Саадет Чагатай совпали с очень важным для страны временем –  периодом становления тюркологической науки в Турции. В эти годы на факультете языка, истории и географии, торжественно открытом  с участием Мустафы Кемаля Ататюрка 9 января 1936 г., вместе с ней работали такие известные ученые, как Тахсин Бангуоглу, Абдулкадир Инан, Абдулбаки Гёльпынарлы, Пертев Наили Боратав, Ферит Кам, А. Дилачар, Н.Халиль Онан и др. Прекрасно владевшая не
мецким, английским, русским и тюркскими языками доцент С.Чагатай активно публикует статьи и монографии. Объектами ее исследований стали древнетюркские памятники, «Алтун Ярук», «Кутадгу билиг» Баласагуни и «Диване-люгат аттюрк» Кашгари, казахские, ногайские, алтайские фольклорные и литературные тексты. Отдельные ее статьи посвящены творчеству Фатиха Амирхана, деятельности муфтия Ризаэддина Фахреддина, видным деятелям татарской и узбекской диаспоры в Турции. В 1949 г. Саадет Чагатай на один семестр берет отпуск для научных изысканий, которые она планировала провести в Англии и Швейцарии, однако заболевает в Лондоне и проходит длительное лечение, после чего снова приступает к занятиям в своем университете. В это время она занимается изданием важного двухтомного труда «Образцы тюркских наречий», над которым работала с первых дней переезда в Турцию. Тагир-эфенди также переходит в Анкарский университет и преподает социологию, в 1949 г. получает звание доцента, а в 1954 г. - звание профессора. Чета Чагатай ведет скромный образ жизни, они  во всем экономят, из скудной зарплаты умудряются помогать своим отцам. В тяжелые послевоенные годы Саадет-ханум также оказывает помощь своим немецким друзьям, отправляя в Германию посылки с сухофруктами и прочими продуктами. Она поматерински заботится и о своих учениках в Анкаре, по возможности угощает их татарскими национальными блюдами. 23 февраля 1948 г. семья справляет 70-летний юбилей Гаяза Исхаки. Он в это время один проживал в маленьком домике близ Бейоглу в Стамбуле. Поздравлять юбиляра пришли Муса Джаруллах Бигеев, Садри Максуди, Саит Шамиль, Билял Ярукоглу и др. Саадет традиционно готовит татарский балеш, однако в связи с тем, что в холостяцком доме Исхаки не было духовки, испечь балеш отдают в ближайшую пекарню, оттуда возвращается некое «произведение искусства сверху подгоревшее, снизу сырое». Как потом вспоминает Саадет-ханум, Гаяз-эфенди шутит над этим казусом и не дает повода грустить дочери. В 1952 г. Саадет Чагатай успешно сдает экзамен по английскому языку, помимо наличия основательных трудов, хорошее знание иностранного языка является обязательным требованием для присуждения научных званий. На основе решения солидного жюри в марте 1953 г. Саадет Чагатай присваивается звание профессора. Так она становится первой женщиной в татарской диаспоре, заслужившей научной степени доктора наук и звания профессора. Из-под пера С. Чагатай вышли на разных языках семь монографий и 120 научных статей и рецензий и биографий видных тюркологов мира. Почти сразу после получения ею звания профессора тяжело заболевает Гаяз Исхаки. Весной 1954 г. он уже находится в Анкаре: дочь и зять заботливо ухаживают за ним. Последние дни жизни Г. Исхаки проводит в тесном общении с дочерью: они вместе вспоминают Яуширме, 
Саадет рассказывает о смерти деда и бабушки, Гаяз-эфенди выражает сожаление о том, что не смог обучать своих сестер. Об этих днях Саадет Чагатай подробно описывает в письме, адресованном  татарам, проживающим на родине. Гаяз Исхаки умирает 22 июля 1954 года в Анкаре, на следующий день в специальном вагоне поездом тело перевозят в Стамбул и по его завещанию хоронят рядом с Юсуфом Акчурой на кладбище Эдирнекапы. Проработав до 70 лет, профессор Саадет Чагатай в 1977 г. уходит на пенсию, но продолжает поддерживать связи с учениками, даже заступается за некоторых из них, переживавших сложные отношения с руководством университета. После падения пресловутого «железного занавеса» Саадетханум устанавливает связи с Татарстаном: приглашает в Анкару первых исследователей творчества отца Ибрагима Нуруллина, Лену Гайнанову, сестру Суфию (дочь Марьям-ханум от второго брака). Но лишь одному из них:  казанскому профессору И. Нуруллину удается встретиться с ней, с остальными была только переписка. Одно из последних писем, датированное 10 мая 1989 г., Саадет-ханум начинает с обращением: «Любимые Суфия, Раиса, Ильхамия, Рафаль!» Написанное на турецком языке письмо заканчивается по-татарски и звучит как завещание: «Татарчаны онытмагыз, балаларыгызга да өйрәтегез!» (Не забывайте татарский и обучайте ему своих детей!). В данном письме она кратко сообщает и о себе: «С началом Второй мировой войны мы переехали в Турцию…Теперь я одна.  Поскольку постоянно была занята работой, у меня не было детей. Да и сама не оченьто хотела иметь. Я 1907 года рождения. Мне 83 года. У меня много разных болезней, в этом году еще обнаружился диабет. Замучили сердечная недостаточность и ревматизм». Возможно, самым тяжелым заболеванием, которым она страдала почти всю жизнь, была бессонница. 9 июня 1989 г. ей ставится диагноз рак печени, через пятнадцать дней, 24 июня Саадет Чагатай умирает в больнице. Согласно завещанию, похоронена рядом с мужем Тагиром Чагатаем в Анкаре. Еще со времен работы в университете Саадет-ханум хотела создать собственный фонд, но претворять в жизнь эту мечту ей удалось лишь перед самой смертью. Фонд под названием «Аяз-Тагир Туркестан-Идель Урал вакфы», которому Саадет Чагатай оставила все свое имущество, и сегодня активно работает во благо татарской диаспоры в Анкаре.

© 2023 by TheHours. Proudly created with Wix.com

Адрес редакции: 115184, Москва, М. Татарский пер., д. 8
Телефон: (495) 951-16-94
E-mail: tatar.mir@yandex.ru