Медицина будущего в Москве

Актуальное интервью

Алина Булатова

Наша справка

Ильдар Индусович Хайруллин
Генеральный директор Фонда международного медицинского кластера, кандидат медицинских наук
Родился в Казани в 1965 г. в семье врачей. 
В 1988 г. окончил с отличием Казанский государственный медицинский институт им. С.В.Курашова по специальности «лечебное дело».
После прохождения интернатуры пять лет работал врачом-хирургом в Елабужской ЦРБ и городской больнице № 2 г. Набережные Челны. В 1994-1996 гг. прошел обучение в клинической ординатуре по хирургии в КГМУ. В течение семи лет заведовал хирургическим отделением стационара городской больницы № 2.
В 2003-2004 гг. преподавал на кафедре хирургических болезней №1 КГМУ. В 2007-2008 гг. возглавлял городскую больницу № 5.
С 2008 г. – главный врач больницы скорой медицинской помощи г. Набережные Челны.
С 2015 г. – главный врач Республиканского клинического онкологического диспансера.
С 2018 г. – первый заместитель генерального директора Фонда международного медицинского кластера в Москве.
С 2019 г. – генеральный директор Фонда международного медицинского кластера.

В 2015 году правительством  Москвы был учрежден Фонд международного медицинского кластера, который объединит на одной территории врачей из лучших клиник ведущих стран мира: Израиля, Южной Кореи, Франции, Испании, Италии, Германии, Швейцарии и других стран. По словам мэра Москвы Сергея Собянина, в кластере будут обучаться врачи городских больниц и поликлиник, а используемые в нем передовые технологии будут внедряться в повседневную практику московского здравоохранения. Комплекс медицинских клиник, учебных и междисциплинарных исследовательских центров строится на территории инновационного центра «Сколково».  В сентябре 2018 года для пациентов открылась первая клиника – диагностический центр известной израильской клиники «Хадасса». Его основным направлением стал комплексный скрининг состояния здоровья и различные сложные медицинские случаи. В 2022 году откроется терапевтический корпус «Хадасса». Он будет специализироваться на лечении онкологических заболеваний. Вторым участником кластера станет корейский госпиталь «Бундан» Сеульского национального университета. Это многофункциональный госпиталь, где будет представлен широкий спектр специализаций и медицинских услуг. Еще один будущий резидент кластера – французский реабилитационный центр «Клинеа», который специализируется на реабилитации. 
О том, что такое международный медицинский кластер и как организована его работа – в интервью генерального директора Фонда ММК Ильдара Хайруллина. 
 

 

— Ильдар Индусович, что такое Фонд международного медицинского кластера?
— Наш фонд учрежден правительством Москвы для привлечения лучших практик на территорию «Сколково», где мы локализуемся, и последующего трансфера в нашу систему здравоохранения лучших зарубежных медицинских технологий, управленческих практик, медицинского образования.
— Кто выступает в качестве инвесторов?
— Инвестиции идут со стороны государства в лице правительства Москвы, а также есть целый ряд крупных, серьезных инвесторов — как зарубежных, так и российских. В частности, необходимо упомянуть Strongbow Investments Евгения Туголукова. Из зарубежных инвесторов — группа компаний ORPEA из Франции. Со стороны отечественных – компания «Ташир Медика», которая реализует проект первого цифрового госпиталя «Бундан» на нашей территории, и группа A&NN, которая взялась за реализацию клиники Страсбургского университета.
— Мы можем говорить о каких-то примерных объемах?
— Предварительно судить об объемах инвестирования мы не можем. Но инвестиции в проект распределяются следующим образом: правительство Москвы строит стены клиник, обустраивает прилегающую территорию и приводит само здание в состояние shell&core, а вот отделка и оснащение оборудованием, операционные расходы – все это ложится на инвесторов. Таковы условия инвестиционного соглашения.
— Фонд был создан в 2015 году. Чего удалось добиться за это время и какие главные результаты вы бы назвали?
— Самое главное — мы выстроили стратегию международного медицинского кластера и четко понимаем, в каком направлении будем развиваться дальше. Создана управленческая и технологическая платформа, мы составили портрет наших потенциальных участников и инвесторов и переходим к этапу практической реализации задач кластера.
Первый наглядный результат — запуск израильского медицинского центра «Хадасса», который уже работает в медкластере. В течение этого года медцентр продолжил формировать кадровый состав клиники из лучших российских и израильских специалистов разных нозологий, в том числе в области комплексной диагностики состояния здоровья (чекапов), организовал консультации у ведущих специалистов материнской клиники (онкологов, онкогематологов, педиатров и т.д.). Благодаря высококвалифицированным врачам в клинике уже не раз уточняли правильный диагноз и корректировали тактику лечения.
На подходе реализация следующего этапа развития центра — в конце 2021 года будет запущен онкологический стационар, где будут проводиться многоступенчатое лечение и реабилитация с использованием лучших медицинских технологий.
Совместные с первым участником проекты не ограничиваются созданием филиала клиники: так, израильская клиника «Хадасса» вместе с Фондом ММК организует визиты ведущих специалистов из материнской клиники, которые не только консультируют пациентов, но еще читают лекции и дают мастер-классы. Кроме этого, за время работы команда кластера провела множество образовательных мероприятий, затрагивающих такие темы, как управление качеством, обучение, основанное на симуляции, сестринское образование, медицинский туризм и т.д.
Идут проектные работы по строительству французского реабилитационного центра Orpea, южнокорейского госпиталя Bundang, также на подходе подписание соглашения об участии в проекте со Страсбургским университетом.
Помимо этого, мы планируем запустить многофункциональный медицинский центр площадью 35 тыс. кв. м, где разместятся клиники, для работы которых не требуются большие площади. Есть идея усилить его возможности, построив здесь же Центр ядерной медицины: мы ведем переговоры с потенциальными инвесторами и участниками этого проекта. Также активно развивается направление R&D: финский Biocity, один из крупнейших в Европе, и АФК «Система» планируют создать в ММК технопарки.
Идут также активные проектные работы по строительству апарт-отеля для пациентов ММК.
— На кого вы больше ориентируетесь сейчас, какая страна представляет собой своеобразный центр передовых технологий?
— Одна из целей ММК – перенаправление потока медицинских туристов. Соответственно, особый акцент мы делаем на тех направлениях, куда идет основной поток, – это Израиль, Европа, Южная Корея. И, конечно, мы открыты для клиник из других стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).
— При реализации проекта возможно ли говорить о равнозначном доступе к технологическим новациям, достижениям, которые есть у обозначенных вами клиник, чтобы мы могли в той же степени представить это и в России?
— Конечно. В этом заключается основная идея — создать территорию, где зарубежная медицина могла бы очень спокойно себя чувствовать, могла работать здесь по своим протоколам, с использованием оборудования, которое, может быть, даже не зарегистрировано в Российской Федерации.
— А есть ли тогда ограничения легального характера: не вмешивается ли Минздрав или Правительство Российской Федерации? Условно: господа, вы, конечно, все замечательно делаете, но мы обязаны сертифицировать что-то прежде, чем вы начнете это использовать.
— Нет, Федеральный закон № 160-ФЗ «О международном медицинском кластере» как раз прописал условия деятельности нашего кластера: на этой территории заходящие к нам клиники могут использовать собственные протоколы, оборудование и лекарственные препараты, в клиниках-участниках проекта могут работать сотрудники этих головных клиник без подтверждения дипломов и документов.
— Тогда логичный вопрос, учитывая подобные преимущества, вы ощущаете сопротивление со стороны существующих медицинских учреждений?
— Наверное, это не сопротивление, а некое описание рисков, которые возможны в результате реализации этого проекта. Но тот же федеральный закон накладывает на нас обязательства по осуществлению контроля за деятельностью наших участников с точки зрения качества и безопасности медицинской помощи. В частности, речь идет о механизмах, препятствующих поставке не апробированных, не имеющих высокую степень доказательности лекарственных препаратов, какого-то оборудования, технологий и так далее. Все технологии, препараты и оборудование, которое будет использовать на территории ММК, имеют регистрационные документы и все разрешения страны ОЭСР, откуда пришла эта клиника — это очень четкое требование.
— С технологической точки зрения, за чем будущее, где сейчас самый конек применения? Возможно, это вопросы, связанные с онкологическими заболеваниями, нейрозаболеваниями или еще какими-то направлениями?
— Сейчас основной тренд — персонифицированная медицина. Что это такое? Представьте, что мы хотим создать конкретный препарат с заданными свойствами, максимально эффективный для определенного пациента. Клеточные технологии, разработка различных девайсов и препаратов, которые исходно генетически адаптированы именно к вам. Это разработка различных препаратов иммунотерапиии сложных заболеваний и мышечной дегенерации, каких-то спинальных нарушений и онкологии. В качестве примера: буквально два дня назад у меня состоялся очень интересный разговор с коллегами из Бельгии, которые создали лечебную вакцину при ганглиобластомах головного мозга. Суть ее создания заключается в том, что во время операции производится забор части опухоли, а после этого в течение 21 дня изготавливается вакцина в Голландии. И на 21-й день начинается лечение индивидуальной вакциной вышеупомянутого пациента с использованием конкретных антител конкретной опухоли конкретного пациента.
— Да, действительно, звучит как фантастика о технологиях будущего.
— Это настоящее — они уже работают. Сейчас у них на подходе аналогичные технологии по борьбе с раком печени и раком поджелудочной железы. Более 1,5 тыс. исследований по иммунотерапии рака в настоящий момент проводятся в мире.
— Не получится ли так, что ММК станет в конечном итоге медицинским кластером для супербогатых россиян, которые по каким-то причинам не могут выехать за рубеж?
— Кластер является платформой для развития современной медицины, он открыт и доступен всем. Безусловно, как организации, не работающие по ОМС, клиники ММК оказывают услуги на платной основе. Должен отметить, что расчетная стоимость услуг по ортопедии у наших потенциальных участников находится в рамках среднерыночных цен по Москве.
— Когда будет возможно лечение в клиниках ММК за счет страхового покрытия ОМС? Как должна будет выглядеть процедура направления в ММК, чтобы получить страховое возмещение?
— При создании Фонда закладывалась идея постараться сделать инновационную медицинскую помощь доступной для широкого круга нуждающихся пациентов. В этом же заинтересованы наши коллеги-врачи во Франции, Израиле, Южной Корее. В частных беседах они высказывают намерение, чтобы их передовые технологии не были прерогативой лишь узкой прослойки платежеспособных пациентов. Однако такая возможность не предусмотрена последними поправками к закону ФЗ-160. Клиники-участники не работают по ОМС, возможно обслуживание по ДМС, частным платежам и направлениям от благотворительных организаций.
— Насколько важным направлением является образование для российских врачей, на решение каких кадровых вопросов вы нацелены в первую очередь?
— У зарубежных врачей, резидентов кластера, есть желание передать свои знания российским специалистам, в том числе врачам из дальних регионов, которые могут приехать в ММК и прослушать лекции, поучаствовать в семинарах и мастер-классах ведущих специалистов со всего мира. Все наши резиденты готовы предложить образовательные программы для российских врачей.
Огромный потенциал для развития имеет, в частности, сестринское дело. В нашей стране выстроена патерналистская модель взаимодействия между врачом и медсестрой, когда врач знает все, а медсестра должна просто делать то, что считает нужным врач. Для сравнения: за рубежом работает партнерская модель, согласно которой есть блок вопросов, за который отвечает врач, и блок вопросов, ответственность за который несет медсестра. Таким образом, средний медперсонал активно участвует в прогнозировании течения болезни, определении предоставляемой помощи и т.д.
Еще одно наше образовательное начинание — обучающие семинары для медицинских управленцев по медицинскому туризму, которые мы делаем совместно с Минздравом РФ. К примеру, первый семинар мы провели с участием корейских, израильских и японских коллег. Почему именно эти страны? К примеру, Южная Корея за короткий срок, всего 10–15 лет, построила очень качественную, высокотехнологичную медицину, а также объявила экспорт медуслуг госпрограммой и стала лидером в этом вопросе по ряду направлений.
Большой раздел в обучении у нас посвящен управленческим кадрам в здравоохранении. Нужно понимать, что при безграмотном управлении любая инфраструктура будет неэффективной. Например, последний раз профессиональный врач руководил американской Mayo Clinic (один из крупнейших частных медицинских и исследовательских центров мира) в 1936 году, после этого во главе клиники стояли только медицинские управленцы. Мы готовы предоставить свою площадку для трансфера управленческих компетенций с учетом того, что у нас есть опыт аккредитации лучших практик.
— Создание кластеров, подобных ММК, развитие негосударственной медицины и т.п. — все это вызовет дополнительный отток наиболее талантливых врачей из государственных медучреждений?
— Большая часть персонала в кластере — российские врачи и медсестры. У кластера нет цели переманить лучших врачей к себе — наоборот, мы хотим активно развивать российское здравоохранение, привнося в него лучшие практики из других стран. Работа с иностранными коллегами бок о бок позволяет опробовать все новые разработки, оборудование, понять, как выстроены медицинские процессы в других странах. И после такого опыта прийти в государственное учреждение на руководящие позиции и передавать опыт своим коллегам, мотивировать сотрудников и руководство на внедрение новых решений. И клиники пойдут на это — ведь с приходом иностранной медицины планка оказания качественных медицинских услуг становится выше, появляется здоровая конкуренция, способная ускорить развитие отрасли.
- Не могли бы вы в заключении дать краткое резюме: что такое ММК, какие цели и задачи стоят, что нового прорывного ждет пациентов и врачей, какие технологии?
— ММК — это территория 57 га на территории «Сколково». Три основных трека: медицинский — трансфер лучших медицинских практик из стран ОЭСР; направление R&D — создание новых лекарственных средств, технологий лечения, нового медицинского оборудования; и, наконец, медицинское образование — на первом этапе это постдипломное образование врачей, медсестер, медицинских управленцев. Плюс апробирование новых технологий на нашей территории, а потом взятие лучших практик на территорию Москвы и Российской Федерации. А вообще, наша задача — чтобы в 2023 году все клиники-участники первой очереди распахнули свои двери для пациентов. 
Подготовила Алина Булатова

© 2023 by TheHours. Proudly created with Wix.com

Адрес редакции: 115184, Москва, М. Татарский пер., д. 8
Телефон: (495) 951-16-94
E-mail: tatar.mir@yandex.ru