Казань притягивает таланты

Нанизаны на единую нить

Рауль Мир-Хайдаров

Выдающийся танцор Рудольф Нуриев родом из Башкирии. Галимжан Ибрагимов, Мажит Гафури, Шейхзаде Бабич, Амирхан Еники, Нурихан Фаттах, Нил и Ильдар Юзеевы, Ангам Атнабаев из тех же краев, как и Мустай Карим и академик Роберт Нигматуллин… – башкирскую линию известных татар можно продолжать и продолжать до наших дней… Акмулла и Муса Джалиль из Оренбуржья, Хади Такташ и Абдрахман Абсалямов из Мордовии, Карим Тинчурин из Пензенских краев, а Фикрят Табеев из Рязанских, Хатип Госман из Перми… А сколько выдающихся сыновей и дочерей татарского народа вырастила Нижегородская земля – Рашит Вагапов и Хайдар Бегичев, Кави Наджми и Рашид Нежметдинов… Тюменская область вырастила Диляру Тумашеву, Якуба Занкиева, Булата Сулейманова и Махмуда Абдуллина…

Фуат Мансуров и Латиф Хамиди состоялись, по большому счёту, в Алма-Ате, обоих я хорошо знал в молодости, оттуда родом и поэты-фронтовики Нури Арсланов и Махмут Хусаин. Я не знаю, давно ли есть в Казани улица имени Аделя Кутуя (от редакции: такая улица есть в Казани), а в Актюбинске с 50-х годов прошлого века есть улица имени его брата, Героя Советского Союза. С его сыном Ринатом я занимался боксом у одного тренера. Ринат часто бывал в Казани у поэта Рустема Кутуя.

Невероятно щедрой оказалась на татарские таланты узбекская земля – оттуда родом знаменитые братья Ренат и Расим Акчурины, Фарид Сейфуль-Мулюков, академик Рашид Сюняев, величайший вулканолог мира Гарун Тазиев, живший во Франции, я общался с его роднёй в Ташкенте в начале 70-х годов. Ярчайшие советские балерины Галия Измайлова и Валентина Ганнибалова тоже обрели имя в Ташкенте, скульптор-монументалист мирового уровня, его сравнивали с Диего Ривера, Чингиз Ахмаров своё творческое наследие оставил в Средней Азии, хотя и успел подарить сто своих картин Татарстану. Я написал о нем огромную монографию. Из Ташкента Явдат Ильясов, чьи исторические романы издавались миллионными тиражами.

Немало выдающихся людей, прославивших татар, вышло и из многих других регионов нашей бескрайней Отчизны. Их так много, и все их имена, к счастью, на слуху, поэтому я не стану, да и не смогу всех их перечислять. В 70-х годах, когда я начал печататься, было ещё много просвещенных читателей, и меня часто спрашивали в Казани – не принадлежу ли я к роду классика Мирхайдара Файзи? Я отвечал, как есть – нет. Зато Муса Джалиль, почти мой земляк, его аул от Мартука в 168 километрах, и моя мама знала его родню, потому что там жили и наши близкие родственники.

Я отметил всего лишь некоторые регионы, а татары испокон веков жили по всей территории России и не только. А если продолжать этот список, то получится большая книга, состоящая из одних знаменитых татарских фамилий. Что я хочу этим сказать? Каждый татарин, если ему есть сказать что-то важное своим соплеменникам, если он заявил себя миру достойными делами, подвигами, славой, известностью, должен встречать понимание у себя на исторической родине, у него должны быть права на это в Татарстане. Не красят нас, татар, публичные разговоры в столице, что тот или та не там родились, не чувствуют особенностей татарской жизни и языка, не тот вуз закончили и т.д. Эта статья как раз о том, что татары на чужбине, в лице ее лучших представителей, никогда не теряли духовной связи, своей национальной идентичности ни со своим народом, ни с Отечеством, ни с языком, ни с культурой.

Когда я писал творческий портрет Чингиза Ахмарова, прежде посетив его родные края в Троицке и Самарканде, я думал только об одном: чтобы наш народ узнал своего выдающегося сына, гордился им, прописавшим своё имя и искусство в мировой культуре. И, разумеется, не стал печатать ни в Москве, ни в Ташкенте, хотел сначала порадовать свой народ в газете «Республика Татарстан». Отослал – жду месяц, два, ни ответа, ни привета, ни телефонного звонка. Звоню редактору, если не ошибаюсь, некоему Кузнецову, спрашиваю о судьбе материала, на который я собирал документы, факты почти два года. Не выслушав до конца, господин Кузнецов оборвал меня и ошарашил: «А какое отношение имеете вы и ваш герой к Казани, к Татарстану?» От возмущения я чуть не задохнулся, но ответил без раздумья:

 «Потому что мы оба – татары!» И добавил пару слов. Хотя статья была подписана «Рауль Мир-Хайдаров, заслуженный деятель искусств РТ». По моему убеждению, главный редактор, не знающий фамилию известного в мире скульптора, нашего соплеменника, не должен возглавлять газету, представляющую Татарстан. И если он читает газеты, то должен был помнить, что в его же газете я полтора года без перерыва публиковал свой роман-бестселлер «За всё – наличными», изданный десятки раз огромными тиражами, и читатель ждал каждый номер. У меня сохранились эти письма…

Меня и самого часто попрекали в Казани, что я якобы мало знаю о татарах, о татарской культуре, пренебрежительно высказывались о месте моего рождения, считая мой Мартук в Казахстане захолустьем. Наверное, оттого у меня в Казани вышли только две книги на татарском языке, хотя на свои средства и своими усилиями за последние 30 лет перевёл всю свою многотомную прозу на родной язык, которая на русском издана миллионными тиражами. Мало кто знает, что за все время существования главного национального журнала «Казан утлары», мои публикации в нем по объёму составили 11-12 полновесных номеров, а там печатается только самое лучшее из татарской прозы. Кроме «Казан утлары» я широко был представлен в журналах: «Идель», «Азат хатын», «Мирас», а журнал «Майдан» в начале 21 века посвятил мне целый номер! Это ли не вклад в татарскую литературу?..

Что я хочу этим сказать? Только то, что татарские таланты рождаются везде, где живут татары, а они, к нашей то ли радости, то ли печали, разбросаны по всему миру.  

А в том самом «захолустье» – Мартуке находится и могила Амины Хабибуллиной, возлюбленной Г. Тукая. Там же, в Мартуке, тоже живут татары, причем сохраняя родной татарский язык, культуру, бытовые и религиозные традиции. Первые татары появились в Мартуке сразу после революции и голода 20-х годов, эта волна беженцев оказалась оренбургской. Самая же большая волна переселенцев из-под Казани началась после освоения целины в середине 50-х годов прошлого столетия, когда у нас появились работа и заработки. Тянулись в Мартук, потому что знали, что эта земля единого по вере народа – казахов.

Возлюбленная Габдуллы Тукая – Хабибуллина Амина из аула Купербаш, в 1937 году была вынуждена с семьей срочно покинуть родину, хотя у ее семьи и семьи ее мужа все уже давно было отнято. Поскитавшись с тремя детьми по Средней Азии, она в 1945 году перебралась в Казахстан, в  наш Мартук. У ее мужа оказалась здесь родня. Амина-апай и ее семья были для мартучан хранителями татарской жизни, ее быта, традиций. Амины-апай уже давно нет с нами, но ее могила связывает нас, мартукских татар, с Габдуллой Тукаем, Татарстаном, может быть даже сильнее тех, которые живут на исторической родине, но равнодушны к своему языку и национальным традициям.

Благодаря тому, что я знал Амину-апай, ее дочерей, в прошлом году сделал неожиданное открытие из жизни нашего великого Поэта. Это открытие широко освещалось во многих газетах и журналах на двух языках, есть тексты и в интернете под названием «Неизвестные страницы из жизни Г.Тукая в 1911-1912 гг.». Вот такие радостные сюрпризы иногда приходят из «захолустья», даже через 106 лет после смерти гения. В том же Мартуке у нас в доме, в сундуке, хранились семейные фотографии-дагерротипы конца 19 и начала 20 века, среди них была и прижизненная фотография Г. Тукая. Я ее видел с первых шагов своей жизни, рос рядом с этой фотографией, ещё до того, как Амина-апай нашла прибежище у нас на соседней улице. На мой взгляд, есть что-то мистическое, предназначенное свыше нашему Мартуку в таких совпадениях – даже прижизненные подарки Габдуллы Тукая юной Амине долго хранились здесь, и до сих пор живы внуки, державшие их в руках.

Вернёмся опять к высоким материям, чем ещё прямо или косвенно связан наш «захолустный» Мартук с Татарстаном, Казанью. В Казани жил и прославился один из ярчайших композиторов нашего народа Шамиль Шарифуллин, любимый ученик Назиба Жиганова и Алмаза Монасыпова, которого я хорошо знал. А кто была возлюбленной, музой этого композитора? Я скажу вам: она тоже музыкант, педагог, звали её Наиля, а девичья фамилия у неё – Сиразетдинова. Отец Наили, Мидхат-абый, авиаконструктор, чуть старше меня, мой мартукский сосед, некогда уехал учиться в Казань, там и пригодился. Я помню и главу этого большого семейства в Мартуке – Галяу-абый, портного, невысокого роста, ходил он всегда в фетровой шляпе, имел пенсне, в руках у него была покрытая лаком необычная трость, сучковатая палка какого-то редкого, экзотического дерева. Помню и всю их семью – после Мидхата идёт Ахат, тоже авиаконструктор, жил в Ташкенте, затем Ильдус, мой ровесник. Никого из них, к сожалению, уже нет. Была и дочь Фарида, она живет в Татарстане. Из этой семьи никто не остался в Мартуке, но они иногда приезжают проведать могилы родителей. Жаль, пропала навсегда в Мартуке достойная фамилия Сиразетдиновых. Уверен, что такими незримыми нитями связаны с Татарстаном многие татарские поселения на чужбине.

В молодые годы я 20 лет проработал в «Спецмонтаже» и объездил всю страну вдоль и поперёк не один раз. И где бы я ни был, всегда интересовался – живут ли там татары. Поверьте, почти всегда находил их. Когда-то в конце 70-х годов я тесно общался с Ильхамом Шакировым и видел у него карту, где красным были отмечены места, где он давал концерты. Мой адрес Советский Союз – это и о татарах!

Уверен, как знаток татарской жизни на чужбине, что в большинстве своём такие татары неравнодушны к исторической родине и мечтают, что, если не они, то их дети или внуки, все равно когда-нибудь вернутся в Татарстан. Я, прожив долгую жизнь по разным чужбинам, нигде не мог хоть раз топнуть ногой на несправедливость, беззаконие, бесправие и выкрикнуть в сердцах – это моя родная земля, земля моих предков! Такая возможность дорого стоит. Живущие далеко от Татарстана татары воспитывают своих детей в любви к своему Отечеству, языку, культуре. Хотя теперь мы живем и на разных континентах, но молимся одним святым, чтим достойных соплеменников, где бы они ни жили, и Казань для всех нас – это вожделенная Мекка, и мы смотрим с надеждой и верой в ту сторону.

 

17 ноября 2019 г.

© 2023 by TheHours. Proudly created with Wix.com

Адрес редакции: 115184, Москва, М. Татарский пер., д. 8
Телефон: (495) 951-16-94
E-mail: tatar.mir@yandex.ru