ДЕТИ ВОЙНЫ

Время и люди

Рахим Теляшов

  Начну  эту статью с картины  известного петербургского  художника Файзуллы Аминова. Она называется «Дети и зло». Война для всего живого мира зло. Но особенно она была ощутима для детей. Много детей еще не расцветших, еще не  поживших, еще не испытавших в полной мере радостей жизни, оказывались в центре  зла, в мире войны, испытывали голод, холод, оказывались под обстрелами и бомбежками, погибали.

     Сейчас самих участников войны осталось считанное количество людей. Уже их дети – дети войны – подошли вплотную к порогу.

Нашелся добрый человек - Вагиф Мамишев, который поставил на свои средства  памятник   «Дети войны». Он представитель азербайджанской диаспоры Санкт-Петербурга. Памятник стоит у Пискаревского кладбища.

Памятник «Дети войны» состоит из скульптур пяти детей, которые спешат на улицу праздновать День Победы. Самая маленькая девочка держится за руку старшей сестры, а рядом - ребята в военной форме. Автор памятника показал, что  дети войны  заслуживают уважения и памяти наравне с взрослыми.

Памятник «Дети войны» открыт по инициативе Международной ассоциации общественных организаций блокадников города-героя Ленинграда.

Все мои родственники старшего поколения воевали. Отец был участником Советско-финляндской войны, а затем воевал на Ленинградском фронте. В раннем детстве мы его почти не видели. Только знали, что у нас есть отец, и он где-то воюет.  В результате тяжелых ранений он скончался в 1954 году,   ему было всего 37 лет. Нас, четверых детей, воспитала мама - Разия Аминовна. Жилось материально трудно. Поэтому все тяготы послевоенной жизни нам хорошо запомнились.  Когда у нас дома встречались люди старшего поколения, то разговоры и воспоминания у них шли в основном о войне  и блокаде. Мы,  дети, внимательно все слушали. 

У меня сохранилась лишь одна довоенная детская фотография. Она сделана во дворе дома №16 по ул. Большая Зеленина в октябре 1940 года.  Фотография черно-белая, не очень четкая. Это сейчас  детей фотографируют сотни раз, делают прекрасные многоцветные изображения,  слайды, видео, снимают целые фильмы.  До войны же сделать фотографию было целым событием, требующим много времени и денег.  На фотографии я на руках у двоюродной сестры Рукии Ураевой.  Ей здесь 13 лет. Она еще не знает, что через два года останется круглой сиротой. Мать ее Хадича ханым Ураева и родная её тётя Айша ханым Булакаева, поверив советской пропаганде, что победная для нас  война продлится всего две-три недели, что немцы никогда не дойдут до Ленинграда, остались в городе. Тем более   что их мужья служили здесь - на Ленинградском фронте.  И женщины не хотели   уезжать далеко от  своих мужей.  Девочку же, Рукию,  они отправили  к родственникам, в деревню Чуаш (по-русски Березинка)  Ширингушского (теперь Зубово-Полянского) района Мордовии.   В результате женщины и их мужья – все погибли, исчезли в пучине войны.   Перечень жертв войны и блокады бесконечен…

Я отношусь к тому поколению ветеранов, которых называют «Дети войны».  Именно поэтому тема войны и блокады мне душевно близка.  Именно поэтому мне удалось по инициативе и при поддержке руководителей Татарской общины написать книгу «Татары в Великой Отечественной войне и блокаде Ленинграда», которая хорошо была воспринята читателями. А было писать о чем. Татар на Ленинградском фронте воевало много. На их родном языке издавалась фронтовая газета «Ватанны саклауда».   Десятки тысяч татар погибли  при защите города-героя Ленинграда от немецко-фашистских захватчиков. В этой книге я ряд страниц посвятил детям блокадного Ленинграда.   Петербургские татарские художники, скульпторы много своих произведений посвящают детям войны.

 Как и многие  мальчишки  военных  лет,  я стремился в армию,  мечтал быть  летчиком.  После окончания 7-го класса, пройдя трудный конкурс по здоровью и  успешно выдержав экзамены, я поступил во 2-ю Ленинградскую специальную  школу Военно-Воздушных сил. 

Кстати, юношеские военные школы окончили академик, доктор технических наук , профессор,  генерал-майор  Р.М.Юсупов – Казанскую спецшколу ВВС, вице-адмирал, доктор технических наук  Марс Джемалович Искандеров – спецшколу ВМС. Военным летчиком мне не пришлось стать: в хрущевские времена спецшколы ВВС, ВМС были закрыты.

Я вспоминаю ещё одного  земляка и одноклассника, члена Союза художников СССР, талантливого скульптора   Камиля Габазова (1939 – 1994).  Мы вместе учились с первого класса в 51-й средней мужской школе Ждановского района. Камиль  все 900 дней прожил вместе с матерью в осажденном Ленинграде. Отец его погиб на фронте.  Камиль окончил Академию художеств, в возрасте 29 лет был принят в члены Союза художников СССР. Его творчество во многом тоже было связано с войной.    Вы видите его скульптуру «У отца на плече». Этой скульптурой он выразил свою любовь к отцу, которого не помнил.

Мне приятно, что в той школе №51, где я учился, хорошо поставлена патриотическая работа  с молодежью. Там имеется свой «Военно-патриотический музей».

 

Многие дети блокадного Ленинграда были эвакуированы по Дороге жизни,   поселились в деревнях.   На  снимке, сделанном сразу после войны  21 сентября 1945 года,  сфотографированы   дети Тат-Лунданской школы Ширингушского (ныне Зубово-Полянского) района Мордовии, куда была эвакуирована наша семья. Учителями школы были Мнера Ибрагимовна Чинакаева (справа) и Алия–апа   (слева - к сожалению, отчество и фамилию ее не помню). Перечислю некоторых учеников  школы: Фяттях Селиванов, Валиулла Тумаров, Юнус Тумаров, Сажида Чинакаева, брат и сестра Кадер и Раиса Чинакаевы. Рафека Чинакаева. Кстати,  всемирно известный сейчас музыкант, гобоист,  профессор Ханяфи Чинакаев тоже выходец из нашей деревни Тат-Лундан.  Удивляться тому, что много однофамильцев не приходится. Ведь до отмены крепостного права крестьяне паспортов не имели, не имели они и фамилий. А затем после отмены крепостного права стали людям давать фамилии и иногда  жители целых деревень принимали  одну и ту же фамилию.   При первом взгляде на этот снимок можно подумать, что он сделан в Х1Х веке в царской России – во времена крепостничества. Но он сделан сразу же после войны в 1945 году  в Советском Союзе. В первую очередь, обратите внимание на лица детей - нет улыбок, все хмурые, по-взрослому серьезно озабоченные. Да они и жили по-взрослому.  Отцы многих из этих детей к 1944 году уже погибли на фронте, 

другие еще не возвратились с войны. И эти малолетние дети,  наряду с учебой, трудились, как взрослые  - пасли и  поили скот,  носили  воду и дрова, пололи, собирали колоски с убранных полей, присматривали за меньшими братьями и сестрами, убирали помещения и дворы. 

      Обратите внимание на одежду и обувь детей. Хотя я говорю об обуви,  но только у  одного вижу лапти, остальные дети, даже девочки справа, приближающиеся к подростковому возрасту, – босые. Нередко дети из-за крайней нужды ходили босиком до первого снега.

 В нижнем ряду – третий справа – мой старший брат  Алимжан Теляшов. На нем свитер, который ему уже мал, на рукавах заплатки. А ведь наш дедушка Хасан Салимович был по тем временам немалым начальником – председателем сельсовета. Но нищета, недоедание были всеобщим уделом. Жили лозунгом: «Все для фронта, все для Победы!». Каждый третий житель нашей небольшой  деревни  Тат-Лундан, которая находится в Мордовии, погиб на войне или умер от голода и бомбежек в  блокадном  Ленинграде.  И это в деревне, которая не была под оккупацией! Что тогда говорить о трагических  судьбах жителей тех городов и деревень, которые были  оккупированы немцами. Еще обратите внимание на мальчика с большим животом - в центре, слева. Многие несчастные семьи сильно голодали, мужчины были на фронте или погибли. Женщины, особенно многодетные, не справлялись с хозяйством.  Дети в основном потребляли  растительную пищу, ели даже кору с деревьев. Отсюда они опухали, животы их раздувались.

Явно, что снимок сделан профессионалом.   Во-первых,  для технических возможностей тех лет и сразу же после войны так четко сфотографировать, что все лица, детали одежд четко видны, это надо было обладать высоким профессиональным искусством. Во-вторых,   посадка детей и учителей сделана также с умом, никто никого не закрывает, все видны, получился гармоничный ансамбль.  

                              ***

 К 60-летию Великой Победы  и 1000-летию Казани я выпустил книгу  «Татары в Великой Отечественной войне и блокаде Ленинграда». Приведу несколько рассказов из этой книги,  посвященных детям,  детским воспоминаниям.

Трехлетнюю Разыю родители  летом 1941 года решили отправить в эвакуацию. Стали готовить вещи. Наступал момент расставания. Каждому понятно, что значит расстаться  с 3-4-летним ребенком, к тому же  с  дочерью, когда она находится в самом ангельском  возрасте и является украшением семьи.

    Вдруг Разыя спрашивает у родителей:

  • Если вы меня отправляете, то скажите,  кто там будет моим

папой и  мамой?

     Родители не знали, что ответить, расчувствовались и  расплакались. Родители решили: или выживем все  вместе,  или все вместе погибнем,  и маленькую Разыю в эвакуацию не отправили.

                   Из воспоминаний Разыи  Минсафовны Хатаповой

***

  Из наблюдения одного врача скорой помощи. Он пишет, что,  проезжая мимо Летнего сада, он увидел  толпу мальчиков. Подумал, что кому-то может быть плохо: голодный обморок или последствия бомбежек. Когда он приблизился ближе, то увидел, что в середине толпы дерутся два мальчика, школьника. Остальные стояли кругом и болели каждый за своего. Приехав на работу, врач рассказал об этом случае.  Один из коллег,  выслушав рассказ, сказал:

  • Ты принес хорошую новость. Раз мальчишки дерутся, это 

значит, что у них появились силы,  значит, мы возвращаемся к нормальной жизни.

                                        Из воспоминаний  Набиуллы    Кутыева

                                     ***

   Весной  1946 года, в условиях карточной системы и послевоенного недоедания,  когда моему брату Вялиулле не было еще года,  мама    варила ему манную кашу, чаще всего на воде без масла, но слегка подсластив.  Она казалась нам необыкновенно вкусной, и мы садились в кружок,   просили нас тоже угостить. Мама, конечно, угощала. Давала нам по несколько чайных ложек каши, при этом приговаривая:

- Как вам не стыдно просить,  эта каша для маленьких,  а вы уже большие.

    Мне тогда было 6 полных лет,  сестре Рушание 4.  И мы с сестрой мечтали: «Наступят ли когда-нибудь такие светлые и золотые  времена, чтобы можно было досыта наесться манной каши».

                                     ***

Самое вкусное  татарское слово

 После  войны при карточной системе  многие недоедали. У нас в коммунальной  квартире был сосед Боря – наш ровесник. Отца у него не было: погиб во время войны. Мама его – тетя Нюра – мало зарабатывала, к тому же не умела правильно распорядиться своим небольшим заработком, и Боря часто голодал и в отличие от нас был очень худым. Моя добрая и сердобольная мама нередко  приглашала его пообедать с нами, хотя мы и сами нуждались.

 Как-то, когда   в очередной раз она пригласила Борю, то он сказал ей:

  • Тетя Роза, я  уже стал понимать много ваших  татарских

слов. Но я понял, какое татарское слово  является самым  вкусным.

  • Какое же? – поинтересовалась  мама.

  • Слово «аша».

( «аша» по-татарски означает «кушай»)

Подарок отцу.  

От голода в 11-летнем возрасте умерла Шафика Урусова. Как вспоминают ее родственники, она была очень доброй, ласковой, большеглазой, немногословной девочкой. После ее смерти перед тем, как помыть и завернуть ее тело в простыню, которая должна была заменить саван, с нее стали снимать пальто и обнаружили  зашитую в подкладку  пальто соевую конфетку, горсточку крупы и письмо любимому отцу – Ибрагиму Урусову. Ибрагим Урусов в это время лежал в госпитале. И девочка, видимо,  желая подкормить раненого отца, готовилась к встрече с ним и приготовила ему подарок. Какую силу любви и воли надо было иметь, чтобы, испытывая неимоверные муки голода, на пороге смерти,  стерпеть,   удержаться,  не съесть ту же соевую конфетку.  Отец Ибрагим Урусов, видимо, так и не узнал о подвиге своей дочери. Возращаясь из госпиталя после излечения,   при переправе через Ладогу  он пропал без вести. Скорее всего,  попал под бомбежку.  

                                        Из воспоминаний Набиуллы Кутыева

Набиулла Шакирович Кутыев - полковник, доцент,  кандидат технических наук.   Он автор одной из лучших подростковых воспоминаний о жизни и страданиях в блокадном Ленинграде.  Им написана книга «Великая Отечественная война в жизни ленинградского школьника».

Сейчас из татар  в Санкт-Петербурге осталось всего несколько ветеранов Великой Отечественной войны – меньше 10 человек в 5-миллионном городе. Сейчас о тяжелых днях и годах блокады   Ленинграда могут рассказать лишь  дети войны,  которые страдали как и взрослые, которые иногда совершали подвиги и  которым посвящена эта статья.

                                                                                         г. Санкт-Петербург

© 2023 by TheHours. Proudly created with Wix.com

Адрес редакции: 115184, Москва, М. Татарский пер., д. 8
Телефон: (495) 951-16-94
E-mail: tatar.mir@yandex.ru