Кафешантанная певица…

Неизвестное об известном…

Фактором научной новизны данной статьи Газиева Идриса Мударисовича является изучение исполнительской деятельности яркой представительницы городской музыкальной культуры татар начала XX века, первой татарской певицы-шансонетки Мариам Искандеровой. На основе сохранившихся граммофонных записей анализируется концертный репертуар певицы, отражающий многообразие жанров развлекательной музыки в среде городских татар. Рассматривается гастрольная деятельность М.Искандеровой, приводятся воспоминания современников и отзывы в татарской прессе. Впервые подвергается анализу дискография певицы.

На рубеже XIX-XX веков в городской музыкальной культуре татар происходит формирование концертно-исполнительской деятельности, отразившейся в гастрольных выступлениях татарских артистов, в организации ставших новой формой культурных связей клубов, и в так называемой «трактирно-ресторанной практике» певцов и музыкантов. 
Активному развитию творческой деятельности татарских исполнителей способствовала существовавшая в то время театрально-концертная жизнь российского города, частью которой являлась развлекательная музыка, удовлетворявшая эстетические потребности различных слоев городского населения. 
Концертный репертуар татарских исполнителей формировался под влиянием репертуара представителей русской городской музыкальной культуры. Так,  в сфере интересов оказывается жанр шансонетки, появившийся в России в конце XIX века. К числу наиболее популярных представительниц «легкого» жанра относится татарская кафе-шантанная певица Мариам Искандерова.
Данная статья является первой попыткой изучения исполнительской деятельности М. Искандеровой на основе воспоминаний современников, сохранившихся граммофонных записей и дискографии певицы.
Биографические данные М. Искандеровой скупы. Известно, что она родилась в г. Касимове. По сведению библиографа и историка И. Рами, Мариам Искандерова « … некоторое время обучалась на курсах госпожи Федотовой в Санкт-Петербурге или даже в музыкально-певческой школе». По другим данным, певица какое-то время училась в Санкт-Петербургской консерватории. Ценными являются воспоминания одной из первых актрис татарского профессионального театра Сахибжамал Гиззатуллиной-Волжской. Вот как она описывает знакомство с М. Искандеровой, состоявшееся в Москве: « … в красивой и нарядной комнате нас встретила высокая, статная, ярко накрашенная, загадочная женщина, которая небрежно держала в руке папиросу. Она предложила мне танцевать в ресторане, гарантируя успех и обеспеченную жизнь. И добавила: «Я работаю в ресторане «ЯР». Гиззатуллина-Волжская отказалась от этого предложения, мотивируя тем, что она будет служить татарскому театру. 
По свидетельству И. Рами, наряду с участием в программах известного московского ресторана «ЯР», татарская шансонетка выступала в ресторанах высшего класса Нижегородской ярмарки. Так, 31 июля 1909 года М. Искандерова пела в нижегородском ресторане «Московское подворье», о чем пишет в своем дневнике известный азербайджанский общественный деятель, дипломат, принимавший активное участие в жизни мусульман России начала XX века, А. М. Топчибашев. О популярности М. Искандеровой свидетельствует ее участие в развлекательных программах в открывшемся в 1901 году в Москве театре французского антрепренера Шарля Омона – «Театр Омона» – наряду с русскими шансонетками Верой Вериной, М-ль Дольской, Миной Мерси . 
Даже в русском обществе сценическое искусство шансонеток с определенным набором нескромностей в пении и танцах воспринималось как вызов существовавшим устоям и правилам приличия. В татарском обществе, с его мусульманскими традициями и особым положением женщины, представительницы жанра шансонетки подвергались резкому осуждению и критике. В дореволюционной татарской прессе появлялись заметки, рецензии на выступления М. Искандеровой. Так, некто С. Черкасов пишет: «Известная по граммофонным записям М. Искандерова в зале Общественного собрания г. Троицка дала концерт, который не оправдал ожиданий зрителей. Вместо серьезных песен, она исполнила сомнительные песни и нескромные танцы, вызвавшие протест некоторой части слушателей». В анонсе к уфимскому концерту М. Искандеровой указывалось, что «…приличные люди на концерт ресторанно-шантанной певицы, исполняющей примитивные песни, скорее всего, не пойдут». 
В Казани, после одного из последних концертов певицы, который состоялся 19 декабря 1914 года в зале «Восточного клуба»  («Шәрыкъ клубы»), появились такие критические строки: «…Своим внешним видом, телодвижениями и мимикой, нарядами и украшениями, а также репертуаром Искандерова продемонстрировала шантанный дух. Если она сама не понимает, что ее место не на сцене, а в ресторане – народ укажет ей на это». 
Справедливости ради, следует привести и другие оценки концертной деятельности певицы. Татарский писатель, поэт, журналист начала XX века С. Сюнчелей писал: «Искандерова-ханум, выступающая наподобие шансонеток, хотя и не пользуется особым уважением со стороны татарской интеллигенции, обладает довольно приятным, даже красивым голосом. Когда она поет, то в некоторых моментах в ее голосе происходят своеобразные прерывания, изменения. Вот эти изменения и придают своеобразие ее голосу, особенно в высоком регистре. Вообще, не ошибемся, если скажем, что Мариам-ханум обладает серебряным голосом. И слова в ее песнях довольно красивые».
Часто М. Искандерова гастролировала вместе с исполнительницей татарских песен Нафисой Псняковой. С. Сюнчелей отмечал: «Обе эти госпожи довольно красивые певицы. Возможно, если бы они получили соответствующее воспитание и образование, мы могли бы ими гордиться». 
Страницы татарской прессы дают возможность проследить маршрут гастрольных поездок М. Искандеровой. Певица, получившая известность как исполнительница татарских, кавказских, крымско-татарских песен, концертировала в городах Москва, Оренбург, Нижний Новгород, Астрахань, Казань, Троицк, Уфа, Пермь, Семипалатинск и др. В заметке под названием «Мусульманская певица» в газете «Заря Дагестана», издававшейся в Санкт-Петербурге, мы читаем: «Вскоре в Москву приедет известная певица-мусульманка Мариам Бану М-ль Искандерова и предполагает дать здесь два концерта. В её репертуар входит исполнение татарско-кавказско-крымских песен и различных восточных танцев». 
В Казань М. Искандерова приезжала несколько раз. Впервые она появилась в мае 1907 года на сцене Закрытого театра в саду «Аркадия» на озере Кабан в дивертисментной программе. В 1910 году она выступает в концертном зале «Альгамбра» в саду «Эрмитаж». Этот концерт «татарской шансонеточной певицы Мариам Искандеровой» рекламировала газета «Казанский телеграф». 
Известно о творческом сотрудничестве М. Искандеровой и татарского поэта Сагита Рамиева. Обладавший низким голосом красивого тембра, певец-поэт получил известность в кругах татарской интеллигенции как исполнитель татарских, башкирских протяжных песен. Есть информация о том, что М. Искандерова и С. Рамиев на граммофонные пластинки записали несколько дуэтов, среди которых песня «Зятек» («Җизнәкәй»). Одно из их совместных выступлений попало под резкую критику татарского поэта Габдуллы Тукая, что нашло отражение в коротком острогротесковом стихотворении поэта 1909 года. К тому времени Г. Тукай был уже знаком с М. Искандеровой. Их первая встреча состоялась во время гастролей певицы в Астрахани в летнем саду «Аркадия» в мае 1911 года. М. Искандерова, заранее знавшая от С. Рамиева о присутствии Г. Тукая, после выступления, игнорируя внимание богатых и влиятельных поклонников, сама подошла к поэту. По свидетельству современников, некоторое время они беседовали. 
Свидетельством популярности М. Искандеровой в среде городских татар служит тот факт, что она сама являлась героиней стихов и частушек. Например, в репертуаре шакирдов Казани бытовали такие веселые куплеты: 

«Аркадия» бакчасында
Мәрьям туташ уеный,
Төлке тундин җылы диләр
Мәрьям туташ куеный» 

(В саду «Аркадия» выступает  мадмуазель Мариам; ее объятья, говорят,  горячи как лисья шуба).  

 М. Искандерова запечатлена в пьесе татарского драматурга Наки Исанбета «Гульжамал». Драма, написанная в 1944 году, посвящена С. Гиззатуллиной-Волжской. В этом произведении некоторые исторические имена даются в оригинале, а отдельные персонажи носят условные имена. Так, М. Искандерова представлена под именем Марджан Диярова. Основываясь на воспоминаниях С. Гиззатуллиной-Волжской, Н. Исанбет изображает шансонетку в обстановке роскошного номера московского ресторана «Яр». По ходу пьесы Марджан Диярова представлена как танцовщица восточных танцев и как певица. Драматург приводит также одну из строф исполняемых М. Искандеровой песни – «Сильный мой падишах» («Кодрәтлем падишам»):

«Кодрәтле падишам, 
Көн дә каршыңда торам.
Сине сөйми, кемне сөйим, 
Син ич минем падишам... »

(Сильный мой падишах, каждый день предстаю перед тобой; если не тебя любить, то кого же любить, ведь ты мой падишах).

Подтверждением наличия этой песни в репертуаре певицы являются граммофонные записи М. Искандеровой, обнаруженные мною. Песня «Сильный мой падишах» была записана певицей в Москве на граммофонной пластинке фирмы «Зонофон» еще в 1907 году, что подтверждается данными из «Восточного каталога» Алана Келли.
«Сильный мой падишах» оказалась и среди записей копировальных (пиратских) граммофонных фирм. Так, в выявленном автором «Полном каталоге фирмы «Тонофон-Рекорд» 1908 года в разделе «Мелодии казанских татар» ее название указано на двух языках: на татарском и русском – «Татарский паша». Скопированная с пластинки фирмы «Зонофон», эта песня попала в каталог предприятия «Тонофон», а ее грамзапись была выставлена на продажу. Позже песня «Сильный мой падишах» записана М. Искандеровой на граммофонную пластинку фирмы «Лирофон», на этикетке которой она представлена как «знаменитая татарская певица (сопрано)». В 1911 году эта песня записана на диск фирмы «Пате». 
Песня «Сильный мой падишах» была востребована и другими татарскими исполнителями. Так, известны граммофонные записи популярного татарского певца начала XX века Камиля Мутыги-Тухватуллина, осуществленные фирмами «Зонофон», «Пишущий Амур», «Русское Акционерное Общество Граммофонов» (РАОГ), «Метрополь-Рекорд» (1912 год). 
Характерной особенностью концертного репертуара татарских исполнителей того времени являлась проба пера в сочинительстве. Исполнителем собственных произведений, среди которых сочинение «Сильный мой падишах», являлась и М. Искандерова. Впервые в научный оборот вводится образец татарского романса с фортепианным сопровождением, изданный в Москве на двух языках – русском и татарском на основе кириллицы. Автором был обнаружен клавир этого сочинения, опубликованный еще до революции. На титульном листе издания приводится текст, подтверждающий авторство М.Искандеровой: «ПАДЫЙШАМЪ, оригинальный романсъ для пения съ плясками восточнаго характера. Слова и музыка Марiамъ бану Искандеровой». Здесь же фотография М. Искандеровой, на которой исполнительница запечатлена в полный рост в восточном костюме, застывшая в танцевальной позе. 
Сочинение, названное романсом, по сути, представляет собой образец эстрадной песни. Этот клавир, который на сегодняшний день является единственным выявленным примером издания татарской эстрадной песни, еще раз подтверждает популярность произведения «Сильный мой падишах». 
М. Искандерова – автор еще одной известной песни – «Абау, Мариам» («Удивительная Марьям»), которая была записана певицей на граммофонную пластинку фирмой «Зонофон» в 1907 году в Москве под аккомпанемент фортепиано. Песню «Абау, Мариам» в исполнении М. Искандеровой в сопровождении оркестра мы находим и среди записей фирмы «Пате». В присущей для шансонеточной традиции манере в текст песни вплетается имя самой исполнительницы. Среди пиратских записей фирмы «Тонофон-Рекорд» также оказалась «Абау, Мариам». 
Песню «Абау, Мариам» включали в свой репертуар и записывали на граммофонные пластинки другие татарские исполнители. Так, автором выявлена граммофонная пластинка с записью «Абау, Мариям» в исполнении женского трио в составе: С. Зайнуллина, Г. Сиразетдинова и Н. Пснякова в сопровождении скрипки и фортепиано («Зонофон», 1912 год, Нижний Новгород). 
Среди записей певца-гармониста Т. Нурбаева, осуществленных фирмой «Граммофон» в октябре 1913 года, есть песня «Красавица Мариам» («Мәрьям чибәр»). «Мариам чибар» – это измененный вариант песни «Абау, Мариям», звучащий из уст исполнителя-мужчины. Т. Нурбаев записал ее под собственный аккомпанемент на гармонике.
По последним уточненным данным автора статьи, дискография М. Искандеровой составляет 54 записи, осуществленные в период с 1907 по 1912 год. Автор располагает двумя самыми ранними записями певицы июньской сессии 1907 года общества «Граммофон» для пластинок «Зонофон». Это песни «Соловей» («Сандугач») и «Ай, душечка» («Ай, бәгърем») – типичные образцы музыки трактирно-ресторанной практики, записанные М. Искандеровой в сопровождении фортепиано.  
Особую ценность представляют граммофонные записи, выявленные автором в фондах департамента аудиовизуальных документов Национальной библиотеки Франции – BnF. Среди них – три диска фирмы «Пате», на которых имя певицы обозначено как Мариям-Бано Искандерова. Записи шести песен, сделанные московским отделением фирмы «Пате» в 1911 году, расширяют границы изучения репертуара и исполнительских особенностей М. Искандеровой. Песни «Моя душенька» («Абау жаныем»), «Порт-Артур» («Порт-Артур»), «Бай-Бай» («Бай-Бай»), «Одна из вас – яблоко…» («Берегез алма») представлены под аккомпанемент оркестра, а крымско-татарские песни «Кому скажу свою печаль» («Дордем кеме сулеме») и «Приходи» («Гиль-Гиль») звучат в сопровождении фортепиано. 
Песни «Бай-Бай», «Моя душенька» и «Одна из вас – яблоко…» относятся к первым образцам татарского шансона. На сегодняшний день, это единственный выявленный автором пример записей песен, где в роли аккомпанирующего состава выступает оркестр. 
Особое место среди этих записей занимает «Бай-Бай» на мелодию старинной цыганской песни, которая сочетает сольную партию певицы, звучание хора и деревянно-духового состава оркестра. Специфика звучания духовых инструментов такова, что под их аккомпанемент мог петь только исполнитель, обладавший сильным и звонким голосом. У М.Искандеровой, судя по записям, был именно такой голос. Не зря С. Сюнчелей охарактеризовал его как «серебряный голос». 
В песне «Бай-Бай» веселые куплеты звучат на чистом татарском языке. Яркая оркестровка песни, музыкальная перекличка солистки и смешаного хора, своеобразное акустическое соревнование диктовали певице более активную подачу голоса и даже некоторую утрированность в исполнении. Это еще раз подчеркивает особенность кафешантанной музыки, проявлявшуюся в развлекательности и даже озорстве с элементами эротики, что позволяет воспринимать песню «Бай-Бай» как яркий эстрадный номер. 
При изученни граммофонных записей русских исполнителей начала XX века был выявлен вариант песни «Бай-Бай» с русским текстом, что указывает на ее популярность. Эта песня в исполнении хора «Россия» под управлением Глогау и Садовникова в сопровождении фортепиано записана той же фирмой «Пате» и на диске указана под названием «Добрый вечер». 
Примером песни социальной направленности в репертуаре М. Искандеровой служит песня «Порт-Артур». В ней раскрывается трагическая тема русско-японской войны с ее тяготами, разочарованиями голодных солдат, «перебивающихся на одних сухарях». По своему характеру и строению песня «Порт-Артур» близка к лирико-эпическому жанру татар – баит. Можно предположить, что это не единичный пример в концертном репертуаре М. Искандеровой, но мы ссылаемся лишь на сохранившиеся, реально существующие записи певицы.
Таким образом, панорама городской музыкальной культуры татар начала XX века была бы неполной без анализа развлекательной музыки, неотъемлемой частью которой является сценическое искусство представительниц жанра шансонетки. Несмотря на имеющиеся противоречия, их исполнительство с жанровыми и интонационными элементами новизны представляет профессиональный интерес как искусство, ставшее отправной точкой для развития татарской эстрадной музыки. Среди татарских шансонеток, деятельность которых была востребована значительной частью публики, наиболее яркий след оставило сценическое искусство Мариам Искандеровой.  

© 2023 by TheHours. Proudly created with Wix.com

Адрес редакции: 115184, Москва, М. Татарский пер., д. 8
Телефон: (495) 951-16-94
E-mail: tatar.mir@yandex.ru