Музей открывает двери

Актуальное интервью

Лейсан Ситдикова

Несколько месяцев музеи по всему миру были закрыты для публики. И вот, наконец, вышли из самоизоляции. Сотрудники и посетители с трудом, но привыкают к музейной жизни по новым правилам. Государственный музей изобразительных искусств Татарстана гостей встречает премьерами. Во-первых, после масштабной реконструкции открылось главное здание музея в старинной усадьбе Сандецкого. В обновленных выставочных залах увеличилась экспозиция древнерусского искусства. На втором этаже три зала заняла выставка графики. Основная часть работ представлена живописью. Особый акцент сделан на предметы из коллекции собирателя и ученого XIX века Андрея Федоровича Лихачева. 18 августа в Третьяковской галерее на Крымском валу музей ИЗО Татарстана представляет выставку «Шедевры из Казани. От Рериха до Кандинского», на которой экспонируются работы художников Серебряного века и русского авангарда. Редкий день проходит, чтобы в музее не произошло очередное событие: лекции, кинопоказы, концерты, презентации. Большая музейная машина работает в режиме нон-стоп, не останавливаясь даже в выходные. Собственно, наша встреча с директором музея изобразительных искусств РТ была назначена именно на этот день — на понедельник, когда музей закрыт. Розалия Нургалеева в интервью нашему изданию рассказала о том, как изменилась жизнь после карантина, что останется в будущем от периода виртуальной культуры, какие новые проекты ожидают посетителей и что происходит в художественной среде Татарстана.

- Розалия Миргалимовна, позади грандиозный ремонт главного здания Музея изобразительных искусств. Было достаточно времени, чтобы посетители после отмены карантина смогли оценить масштабы и качество изменений. Каковы первые отклики? Заметно ли, что посетители соскучились по музею?

- Безусловно. Люди, несмотря на некоторые ограничения при посещении музея, спешат побывать в обновленном главном здании музея. Посетители в масках и перчатках, соблюдая социальную дистанцию, могут осмотреть все 15 демонстрационных залов.

За три года была проведена колоссальная работа по реновации здания музея, хранилища и реставрационных мастерских, а так же благоустройство парка: отремонтирована кровля,  фасады, восстановлены утраченные декоративные элементы; в интерьерах отреставрировали камины и мраморную лестницу, полностью обновлены все системы защиты здания, климат-контроля, установлен профессиональный свет, витрины. Собрание музея вернулось в залы и ожидает зрителей.

-  Многие посетители переживают по поводу исчезновения старинных зеркал из фойе музея.

- Зеркала, конечно, вернутся. Они были вывезены на хранение и сейчас вместе с несколькими античными скульптурами реставрируются.

Хочу отметить, что сегодня реставраторы работают в превосходно оборудованных помещениях. У каждого  реставратора специализированное  рабочее место с подсветкой, в мастерских установлены мольберты, микроскопы с высоким разрешением и многое другое. Оборудованы хранилища картин и декоративно-прикладного искусства: специальные стеллажи со специальным креплением для безопасного и компактного размещения произведений, что увеличивает эффективность площадей хранилищ.

- Директора многих музеев признаются, что во время карантина работали с утроенной силой, рассказывали онлайн о своих коллекциях, проводили квесты, встречи с хранителями. Чем запомнится для вашего музея этот период?

- Опыт изоляции не пройдет даром. Многие с удовольствием восприняли онлайн-режим для знакомства с нашими коллекциями. Мы это могли оценить по количеству посещаемости сайта и социальных сетей музея. Наша задача была создать такой контент для нашего посетителя, чтобы прослушав и посмотрев его, побудить его прийти в залы музея. И, думаю, придя в наши выставочные пространства, люди не прогадают.

- Так что же вы готовите для посетителей в офлайн-режиме?

- В галерее «Хазине» в Казанском Кремле мы открываем выставку, посвященную 125-летию Казанской художественной школы, где представлены произведения, которые собирались не год и не десять, а более 100 лет. В музейном научном архиве много накопленной информации и материалов – фотографий, переписки, документов, каталогов выставок тех лет. Это было интересное время и интересные судьбы. В Казани сложилась совершенно уникальная, прорывная ситуация в изобразительном искусстве. В 1918 году у нас появились радикальные художественные группировки, такие, как «Подсолнечник», «Всадник», «ТатЛеф». Рождалось новое искусство, но при этом уходила в забытье старая школа. И музейные научные сотрудники на протяжении последних лет постоянно поднимают пласт забытых имен, принадлежащих разным направлениям в искусстве. Хотим очень серьезно показывать и рассказывать об этих художниках.

К 100-летию ТАССР на двух площадках музея ГСИ и “Хазине” готовится довольно много выставок, которые будут погружать зрителя в художественную среду Казани и Татарстана от ХIХ века - в глубь истории до 20-30 годов ХХ века. В главном же здании будет происходить постепенная ротация произведений древнерусского, русского и западноевропейского искусства из наших запасников.

- Розалия Миргалимовна, в музее собрана замечательная коллекция произведений корифеев татарского искусства: Баки Урманче, Хариса Якупова, Лотфуллы Фаттахова, Ильдара Зарипова… В одном интервью несколько лет назад вы рассказали, что сын Баки Идрисовича Ильдар передал музею архив отца, в котором было в том числе его поэтическое наследие. И вы приняли на работу арабиста, чтобы сделать его перевод. Как продвигается эта работа?

- Было огромным счастьем для нас, что Ильдар, сын Баки Идрисовича, передал нашему музею бесценный архив художника. Думаю, мы просто заслужили доверие наследников художника, в музее постоянно ведется работа по экспонированию, исследованию его творчества и биографии. К юбилею Баки Урманче был издан монографический альбом о наследии художника - труд сотрудников музея. За прошедшие два года архив был скрупулёзно изучен и описан, систематизирован. Это гигантская работа, которую проделал всего один человек – Зуфар Мухаметшин. Планируем к 125-летию издать его поэтическое наследие. Скорее всего, будет выпущено несколько сборников. Необходимо, чтобы как можно больше людей узнали об Урманче и как о поэте.

- Находясь в галерее «Хазине» я неоднократно была свидетелем, как люди, в основном, конечно, туристы, с порога спрашивают: «Где у вас Фешин?» и сразу идут в зал с его картинами. В Казани самая большая и качественная коллекция картин Николая Фешина в России. Поэтому не могу не спросить вас о наследии этого потрясающего художника с мировым именем.

-  В следующем году отмечается 140 лет со дня рождения Николая Фешина. Планируем издание каталога нашего собрания, получить грант, создать онлайн выставку  с зарубежными музеями и коллекционерами, на которой будут представлено все искусство, созданное в США и России.

- Частному музею русского импрессионизма в Москве, который не так давно проводил выставку Павла Бенькова и Николая Фешина, не удалось заполучить картины из американских музеев. Зарубежный период был представлен достаточно скудно работами в основном из частных московских коллекций.

— Да, казанский зритель не увидит произведения вживую, но эффекта присутствия художника можно добиться и через цифровые технологии. Музей планирует мультимедийную версию творчества американского периода Фешина.

- Помимо наследия, хотелось бы поговорить о современном состоянии арт-рынка в республике. По какому принципу покупаются и выставляются ныне живущие художники Татарстана. Как вы вообще оцениваете уровень современных мастеров, входящих в творческие союзы Татарстана?

-  Только что в Галерее современного искусства открылись 4 выставки современных художников с высочайшим уровнем мастерства: Равиль Загидуллин, Рустем Хузин, Ильнур Сиразиев и Вера Карасева. В Татарстане много интересных художников, которые непременно останутся в художественной истории искусств нашего региона.

- Реконструкция Галереи современного искусства и проекты, которые сейчас в ее стенах проводятся, безусловно, заслуживают аплодисментов, но здание художественных мастерских находится в плачевном состоянии, даже фасад здания выглядит весьма неприглядно. Будет ли ремонт, и останутся ли мастерские за художниками? Какова концепция развития этого здания, доставшегося вам в наследство от Худфонда?

- Это могло бы быть очень интересное место не только для художников, но и для посетителей, когда обычные люди могут прийти купить картину лично у художника, должна быть возможность создавать на небольших пространствах временные экспозиции: прикладники, фотографы, живописцы, граверы, каждый мог бы показать свои проекты.  Я думаю, что там же должно быть представлено наследие пионера отечественной светомузыки Булата Галеева, которое трепетно хранится группой людей развивающих идеи НИИ «Прометей», где можно было бы научиться молодому художнику новому формату в искусстве. На первом этаже разместилось бы кафе с выставочным пространством для общения с творчеством художников. С нами активно сотрудничают театральные группы, и какую-то часть помещений можно было бы отдать молодым ребятам, которые создают интереснейшие театральные проекты. Думаю, что это должен быть синтез искусств, братство творческих людей! Во дворе зданий, в доме (объекта культурного наследия республиканского значения) Бронникова, можно было бы сделать небольшую гостиницу, чтобы иметь возможность приглашать сюда интересных художников со всей России и из-за рубежа для обмена с мастерской. А сейчас многие мастерские пустуют, используются как камеры хранения. Я уверена, что все так и будет…

- Розалия Миргалимовна, очень редко журналисты вас спрашивают о семье, но я знаю, что для вас она имеет огромное значение. Ваша мама занималась татарской филологией, папа – кадровый военный. Чему научили вас родители?

- Да, это так. Моя мама приехала из деревни в Казань. Успешно окончила педагогический институт, хотя было очень трудно – семья была большая. Потом многие годы проработала в Институте языка, литературы и искусства. Защитила диссертацию по творчеству Галимжана Ибрагимова, занималась составлением татарской энциклопедии. Одна из последних работ - справочник экономических терминов на татарском языке. Я ей часто говорила: «Энием, ну какие экономические термины на татарском, это все английские заимствования?!». Но она отвечала: «Наше поколение уйдет, и никто это не зафиксирует». Она всю жизнь думала о том, как поднять татарский язык на новую высоту и с огромным воодушевлением переводила сложнейшие тексты первой выставки в Казани из Эрмитажа. Папа был кадровым офицером, и фраза «Служу Советскому Союзу» - была его жизнью. Их путь – пример для нас: ее детей и внуков.

© 2023 by TheHours. Proudly created with Wix.com

Адрес редакции: 115184, Москва, М. Татарский пер., д. 8
Телефон: (495) 951-16-94
E-mail: tatar.mir@yandex.ru