Солдат Отчизны

Сыны Отечества

Ринат Мухамадиев

Сегодня мы с особым уважением и пафосом употребляем слова и словосочетания «Ветеран», «участник Великой Отечественной войны» и «солдаты-победители». Слов и почестей много, да жаль, что самих отважных защитников отечества почти уже не осталось в живых. А в годы нашего послевоенного детства, не знаю, по какой причине, слова почести в адрес участников войны были весьма редки, будто их вовсе и не было в обиходе. Хотя, у каждого из нас отцы, дяди и все родственники мужского пола являлись из той славной плеяды победителей фашизма. Их гимнастерки и пилотки с красной звездочкой, пропитанные порохом, потом и кровью, висели на гвоздях у входа в дом. Мы – мальчугане, когда представлялся случай, гордо носили их изрядно изношенные солдатские сапоги. Пусть великоваты они были, но ведь настоящие – кирзовые, солдатские. Нам доступны были их ордена и медали, играли с ними, вешали на грудь. Бывало, и теряли, обменивались этими наградами. Но нас, сопливых оборванцев, за это фронтовики не ругали, в их глазах, наоборот, как правило, отражались только чувства радости и гордости.

Солдаты-победители радовались каждому ясному дню, любили жизнь и детей, верили в светлое и благополучное будущее страны, победившей фашистскую чуму. Нищета и разруха их не расстраивала, искренно верили они, что это ненадолго. Терпели несправедливостей, старались не замечать мелкие обиды со стороны власть имущих, как будто так и положено – кто забрался до кресла, то им разрешено было все. К сожалению, это вечная болезнь нашей действительности была характерна и тем временам.

Здоровыми ли они вернулись или инвалидами, фронтовики не в чем на поблажки и льготы не претендовали. Представить сегодня трудно, как инвалиды, потерявшие на фронте одну ногу или руку, наравне с другими выходили на сенокос или таскали мешки с зерном в колхозном амбаре. Даже для нас - детей - жуткое это было зрелище… Но тогда это воспринималось как само собой разумеющееся явление. Солдаты-победители на всю жизнь в нашей памяти так и запечатлены: сильными и великодушными, добрыми и жизнерадостными .

В этот юбилейный год Великой Победы мы в нашей газете регулярно писали, и, надеюсь, с удовольствием будем продолжать писать о судьбе и героизме солдат Отчизны, победивших коварного и вооруженного до зубов врага на суровых полях сражений. А сегодня речь об одном из ярких представителей поколения победителей, уроженца деревни Старое Кадерметово Актанышского района Республики Татарстан Заманове Миргаязе Замановиче.

Миргаяза Замановича я знал лично, и неоднократно посчастливилось общаться и беседовать с ним по душам о годах его молодости, о войне и послевоенной жизни в деревне. Запомнился он, прежде всего, чрезвычайно скромным, деловым и справедливым человеком. Не терпел он лизоблюдства и подхалимов, на заданный вопрос отвечал всегда коротко и емко, никогда не выпячивал себя, чужды были ему хвастовство и чванство. А вот в любви к родной земле, землякам, человеку труда, пожалуй, ему не было равных. От него, в каком бы настроении не был, всегда и всюду сияло, излучалось неисчерпаемая человеческая доброта и любовь к окружающим. Таким он мне запомнился навсегда…

Родился Миргаяз Заманов в многодетной семье 24 декабря 1921 года, а по документам считался родившимся 7 сентября. Дело в том, что осенью 1940 года, когда его ровесников стали призывать на армейскую службу, ему не хотелось отстать от них, попросил секретаря сельского совета поменять дату рождения. Ему, как главному бухгалтеру хозяйства (да-да, главному бухгалтеру в 18- летнем возрасте!), в сельском совете пошли навстречу, и таким образом он на год раньше положенного встал в ряды защитников родины. Стал служить на пограничной заставе в Туркмении. Граница с Ираном в те годы отнюдь не считался мирным и спокойным, тем не менее обходились без серьезных стычек.

«Наш политрук очень часто говорил, что война с Германией неизбежна, если не сегодня, то завтра они могут напасть на нашу страну, - вспоминал Миргаяз Заманович во время наших бесед. – Не правда, что для нас вторжение Германии оказалось полной неожиданностью».Политрук не ошибался, он предупреждал ещё и о вероятность вторжения фашистов с юга…

Через несколько месяцев после начала войны, то есть в начале осени сорок первого, опытных пограничников отправляют на Московское направление. В основном им приходилось идти пешим ходом, а расстояние от границы Ирана до Москвы, представить трудно, огромное. По прибытии их размещают в подмосковном Ногинске.

«Нас с утра до вечера муштровали навыкам строевого хода. Так продолжалось в течение нескольких недель. Солдаты стали даже возмущаться, «когда же, наконец, будем воевать? - спрашивали они. - Мы же не новобранцы, как вести себя в строю и как маршировать знаем, все это уже прошли, шептались между собой…», - вспоминал Миргаяз Заманович.

Оказывается, в чем было дело: 6 ноября их направили в Москву, спустили в одну из станций метро и там переодели совершенно в новые парадные формы. А на другое утро они уже стояли на Красной площади, ждали начала военного парада. «Странно казалось… Немцы под Москвой, а вокруг Кремля праздничная атмосфера. С начала мимо нас верхом на белом коне торжественно прошел С.М. Будённый. Перед каждой колонной останавливался и поздравлял 24-летием Октябрьской революции. А когда всех обошел, направил своего коня к Мавзолею, остановился и громко рапортовал Верховному Главнокомандующему И.В. Сталину…», - рассказывал Миргаяз Заманович. Слушали они и приветственные слова напутствия Сталина перед решающим сражением за Москву. Он был среди тех, кто прямо с парада на Красной площади пошел на линию фронта защищать столицу. Остановились лишь ненадолго, чтобы парадные штыковые винтовки поменять на автоматы, противогаз и саперные лопаты…

Участие в параде дал молодым солдатам дополнительную энергию, не виданную отвагу и боевой дух. Первая встреча с врагом с глазу на глаз состоялась на станции Узловая. «Фашисты хорошо были укреплены, и в технике, вооружении было их подавляющее превосходство. Но для нас, участников парада, не было преград, мы были заряжены только на победу. «Ни шагу назад, за нами Москва!»- говорили командиры. Каждый из нас повторял те же слова. Мы шли с автоматом и гранатой против танков, против крупнокалиберных пулеметов… Падали, но вновь вставали и шли вперед… Не замечали ранения, не считались с усталостью, заряжены были только на победу», - рассказывал М.З. Заманов.

В результате ожесточенных боев фашисты вынуждены были покинуть свои укрепления и с большими потерями отступили от станции Узловой. Таким образом, они были отброшены от Москвы. Пусть и локальным, но, пожалуй, это стало одним из первых поражений немецких войск. Преследуя врага, их часть освобождает Ясную Поляну и продолжает теснить фашистов в направлении Орла.

Бои за Орёл затянулись, наши войска также несли большие потери в живой силе и технике. В бой вступали все новые и новые пополнения…

И в дни таких ожесточенных сражений пограничников вдруг отправляют на Северный Кавказ. До Астрахани ехали поездом, дальше на катерах в Махачкалу, а из столицы Дагестана пешим ходом в город Орджоникидзе. Оказывается, им было доверено защита города Орджоникидзе. Одним словом, перед 10 –й дивизией 34 полка, где служил Миргаяз Заманов, была поставлена почетная миссия – защита от врага малую родину самого Сталина. В результате ожесточенных боев близ города Гизель их полк и с этой задачей успешно справился. Но ценою больших потерь в живой силе. В том числе и Миргаяз Заманович во время разведки в тыл врага был тяжело ранен. Будучи раненым, спасая своих товарищей, он гранатой уничтожил укрепление фашистского пулемётчика. Справился с поставленной целью по определению расстановки сил противника и еле живым дополз до своих. За героизм и отвагу, проявленные в тылу врага, Заманов М.З. командиром части был представлен правительственной награде - Ордену боевого Красного Знамени. Но, к сожалению, объявленный перед строем полка награду он так и не получил. Блиндаж командира с документами через считанные дни был уничтожен вражескими самолетами, а сам он был в срочном порядке отправлен на госпиталь. Несколько месяцев лечился и восстанавливался. Из госпиталя прямиком был направлен в другую горячую точку, в ряды освободителей Ростова на Дону…

После освобождения Дона от фашистов их полк с ожесточенными боями дошёл до Белоруссии. Под напором наших сил враг отступал, бои шли за каждый клочок, за каждый пядь земли. Сёла и города Белоруссии горели в огне, все было опустошено. После вытеснения фашистов из страны отважный боец Миргаяз Заманов принимает участие и в освободительных боях на земле Польши. Вновь был ранен, несколько недель пролежал в госпитале. Предлагали ему ехать домой, долечиться, но он отказался и вновь вернулся к своим однополчанам. Долгожданный День Победы Миргаяз Заманович встретил в боевом строю, в кругу однополчан с автоматной очередью в небо салютовал в польском городе Краков.

Война закончилась, но не для него, он еще до марта 1947 года продолжал служить Отечеству. Их часть был срочно введен в Литовскую республику, где отдельные бандитские группы продолжали подрывную деятельность против органов власти. «Фашисты воевали открыто, было видно, где враг, где свои. А вот в послевоенной Литве было вдвойне, втройне сложнее. Попробуй, догадайся, откуда тебе стрелять будут, откуда гранату или нож в спину бросят. Днем они с тобой разговаривают, общаются, обнимаются, а ночью готовы были уничтожить тебя… Самые тяжелые дни, пожалуй, нам пришлось пережить после войны, в Прибалтике…», - признавался Миргаяз Заманович во время одной из наших встреч.

Таким образом, его армейская служба затянулась почти на целых семь лет. Он возвращается в родные края с чувством исполненного долга перед Родиной. На первый взгляд, радоваться да радоваться жизни, тому, что живым и почти невредимым вернулся… Но на малой родине, оказалось, не до радости – куда ни глянь, там нищета и голод, страдания и разруха. Сельское хозяйство в полном упадке – специалистов нет, техники нет, лошадей и других животных кормить нечем, еле на ногах стоят. А стране хлеб требуется, мясо требуется. Всё требуется и требуется… Если что-то самим колхозникам оставишь, то её отбирают. А руководителю, как правило, светил срок. Вот в такие годы испытания молодого и энергичного фронтовика Миргаяза Заманова жители села Поисево Актанышского района вначале избирают председателем сельского совета, а спустя некоторое время председателем колхоза «Узәк»(Центральное). Спустя несколько лет колхоз стал носить имя поэта, уроженца села погибшего в Великой Отечественной войне Нур Баяна .

В результате, в течение четверти века он возглавляет крупнейшее хозяйство Актанышского района. Одного из самых отсталых хозяйств благодаря своей любви к родному краю, всесторонней заботе о благополучии каждого сельского труженика, умению налаживать с руководством и подчиненными одинаково добрые взаимоотношения и преданности делу он выводит в лидеры не только в масштабе района или республики, но и всей страны. Неутомимая деятельность ветерана войны и труда была высоко оценена государством, Миргаяз Заманович Заманов награжден орденами Ленина и Отечественной войны первой степени. Он стал отличником сельского хозяйства РСФСР и заслуженным работником сельского хозяйства Татарстана. Но каким трудом, и через какие испытания и усердия было все это достигнуто, словами не расскажешь, может это представить себе только тот, кто пережил и трудился все те годы в российской сельской глубинке.

«Но для меня самая главная награда – это благополучие моих земляков, простых сельских тружеников, - любил вновь и вновь повторять Миргаяз Заманович. - Мы вместе трудились, вместе поднимали наше село, наше хозяйство. Все успехи - дело рук простых колхозников. Я просто стремился никого не обижать, каждому найти подход, нуждающимся во всем помощь. Сельский люд он очень благодарный и добрый, они ответили мне тем же. Вот мы с моей супругой Асмабике прожили вместе целую жизнь, почти семь десятилетий. Она трудилась с утра до ночи, я трудился, и мы никогда себя выше кого-то не ставили. Поэтому вот и на пенсии спокойно, дружно живем вместе с теми, с кем в разные годы делили и радость, и горе… Разве не в этом счастье!..»

Односельчане и стар и млад его с особым уважением и теплотой называли «Заманов абый» (дядя Заманов). Так называли, когда работал председателем колхоза, и после выхода на пенсию он остался для них «Заманов абый». Даже после ухода в иной мир (в 2014 году) до сих пор тепло вспоминают,словно обращаются к нему за советом, «Заманов абый…»

И в самом деле, Миргаяз Заманович Заманов был счастливым человеком. В любви и понимании, словом, в полной гармонии жили они с супругой. «У меня тыл был крепким, если в семье есть взаимопонимание, то трудности и проблемы в работе значительно легче переносятся», - говорил Миргаяз Заманович. Он жил полнокровной жизнью своего времени и своего поколения. Не жалея себя, воевал за Отчизну, внёс свой вклад в Великую Победу. И в мирное время жил и трудился по совести, посвятил все силы ради процветания родного края, благополучия односельчан. Был не только трудолюбивым, но еще и мудрым. Он себя никогда и ни в чем выше других не ставил, если даже мог себе позволить, больше других не хотел. Именно поэтому пользовался заслуженным авторитетом и всеобщим уважением среди земляков, среди тех, кто его знал.

Скорее всего, таких сынов отечества, как Миргаяз Заманович Заманов, подразумевал поэт Владимир Маяковский, когда писал незабываемые свои строки: «Гвозди бы делать из этих людей, не было бы в мире прочнее гвоздей!»

© 2023 by TheHours. Proudly created with Wix.com

Адрес редакции: 115184, Москва, М. Татарский пер., д. 8
Телефон: (495) 951-16-94
E-mail: tatar.mir@yandex.ru