2019-12-23_15-59-00.png

Командир полка

Сыны Отечества

Мухамедьяров Альфред Муллагалиевич

О Великой Отечественной войне написаны тысячи книг, воспоминаний участников, сотни тысяч различных статей, проведены специальные исследования разного уровня научной ценности, выявляются новые факты, раскрывающие более объективно причинно-следственную связь поступков и действий как отдельных воинов и их командиров, так и различных решений и методов их реализации, принятых военно-политическим руководством страны. Поэтому тема войны, отдельные её периоды и особенности с точки зрения установления фактов и их объективного анализа неисчерпаема.

Учитывая вышесказанное, в рамках 75-летия Победы и приближающегося 80-летия трагического начала этой войны, автору хотелось бы показать на примере одного человека, в каких условиях формировалось среднее звено командного состава Красной Армии.

Речь идет о Султангалиеве Сулеймане Ибрагимовиче, уроженце села Сарт-Наврузово (Кармаскалинский район, БАССР), подполковнике, в начале войны командире одного из полков знаменитой 25 Чапаевской дивизии. Он родился в 1903 г., окончил военное пехотное училище в Казани, успешное продвижение по службе, в начале войны командир полка, тяжелое ранение, инвалид, после войны долгое время был секретарем партийной организации на Карламанском сахарном заводе Кармаскалинского района БАССР.

В реальной жизни было далеко не так просто в его судьбе.

Рассматриваемый период (1917-1941 гг.) был чрезвычайно сложным, противоречивым, трудным для страны в целом, в том числе для молодого поколения. Сулейман Ибрагимович не был исключением. Он уже в юношеском возрасте знал «цену» войны: старший брат Гарифьян (1898), участник Первой мировой войны, в 1917-1918 гг. был в плену у немцев; один из братьев – Муса (1901 г.р.) в 1919 г. был призван в Красную Армию и пропал без вести. В 1919 г. в селе Сарт-Наврузово находились воины одной войсковой части Красной Армии, штаб которой находился в их доме с красным флагом на крыше. Дом сгорел от прямого попадания снаряда, выпущенного белогвардейцами.

Эти и другие факты из его жизни, исторические события тех лет способствовали формированию и развитию его личности, становлению устойчивого и четкого мировоззрения, воспитанию человеческих качеств.

В 20-х гг. XX века было определенное облегчение в социально-политическом и социально-экономическом плане. Имею в виду: НЭП, лояльное и полулояльное отношение властей к определенным слоям населения (к бывшим царским офицерам, к интеллигенции и др.) и более терпеливое отношение к религии. Все церкви, мечети, синагоги и костелы на низовом уровне функционировали. С точки зрения справедливости и исторической объективности следует заметить, что патриаршество в русской православной церкви, созданное при царе Борисе Годунове и разогнанное Петром I за противодействие реформам, было восстановлено после революции 1917 г.

На первом Всероссийском поместном соборе Тихон стал патриархом. Официальный процесс состоялся в Успенском соборе Кремля, в Москве.

Сложности отношений власти и религиозной верхушки начались с того, что патриарх Тихон и некоторые другие представители православной церковной верхушки начали проявлять нездоровый интерес к военно-политическим решениям руководства страны.

Султангалиев Сулейман Ибрагимович во всех своих документах в графе родители написал «сын муллы». Такое положение считалось нормальным, но все резко изменилось в начале 30-х годов. Сулейман Ибрагимович с 1925 г. член ВКП (б), окончил пехотное военное училище и с 1926 г. находился в армии на командных должностях и достаточно успешно продвигался по служебной лестнице.

В апреле 1930 г., его отец мулла Султангалиев Ибрагим Нургалиевич, назначенный 7 ноября 1895 г. муллой Соборной мечети в деревне Сарт-Наврузово, был осужден (по статье 58 УК РСФСР), погиб в ссылке в Архангельской области. Реабилитирован лишь в мае 1989 г.

Одновременно в 1930 г. были репрессированы родные сестры Бибисара и Асма и сосланы в Сибирь, в один из глухих районов Кемеровской области без права переписки, где умерли через несколько лет. Нелишне добавить: сестра Асма во время переселения на одном из вокзалов потеряла 9 -летнего сына.

В эти же годы раскручивался маховик известного процесса с громким названием «султангалиевщина». Многим известно, что первое политическое шельмование Султангалиева Мирсаида (родственника Султангалиева Сулеймана) состоялось в Москве 9-12 июня 1923 г. на четвертом совещании ЦК РКП с участием ответственных работников национальных республик и областей.

В таких условиях можно представить морально-психологическое состояние молодого командира, успешно продвигающегося по службе благодаря своим природным способностям и трудолюбию. Но имеется и другая сторона этих обстоятельств.

Ведь в одночасье Султангалиев Сулейман Ибрагимович стал сыном «врага народа». Сложилась ситуация: он и командир Красной Армии, и сын «врага народа». Решение для выхода из этого положения было найдено, но оно у него осталось, очевидно, как незаживающая рана на всю жизнь. Содержание этого решения (конечно, в усеченной форме) через несколько десятилетий стало известно супруге Могалиме и моей маме, его родной сестре, – Мухамедьяровой (Султангалиевой) Мадине. Мне об этом стало известно в 60-е годы XX столетия.

Судя по всему, тяжесть испытаний и личных страданий того времени мой дядя хотел унести с собой в мир иной. Сознавая это и отдавая дань уважения к нему, я не могу раскрыть содержание того драматического решения. Уважаемые читатели, надеюсь, поймут меня правильно.

В дальнейшем судьба к нему до начала войны 1941-1945 гг. была благосклонна. Ради справедливости следует подчеркнуть, что были у него определенные волнения и опасения в связи с развитием политико-кровавого террора в частях Красной Армии, особенно в тех, куда приезжали руководители Красной Армии, впоследствии репрессированные.

В середине 30-х годов в Крым, где в Севастополе служил Султангалиев Сулейман, приезжал один из руководителей Красной Армии, инспектируя воинские части, вручал награды командирам дивизий, полков. После его расстрела в 1937-м большинство командиров этих частей было репрессировано. В таких сложных условиях (в морально-психологическом и социально-политическом плане) к концу 30-х годов Султангалиев Сулейман стал опытным командиром войсковой части, в его действиях проявились и профессиональная подготовленность, и лучшие человеческие качества. О чем свидетельствует предвоенная последняя аттестация 1940 года (архив МО СССР). В аттестации отмечено следующее: качествами командира обладает; энергичен; решителен; инициативен; свои решения в жизнь провести может.

Начало Великой Отечественной войны он встретил в Бессарабии в звании подполковника. Будучи командиром 287 стрелкового полка знаменитой 25 Чапаевской дивизии, оказавшись на границе, он участвовал в боях с первых часов начала войны, едва успев отправить семью в тыл.

В книге “Не померкнет никогда” маршала Советского Союза Крылова Н.Н. (в начале войны в 1941 г. заместитель начальника оперативного отдела Приморской армии, полковник) об участии 287 полка, командиром которого был мой дядя Сулейман Султангалиев, в первых боях на Днестре написано: «Наши части не только удержали государственную границу, но и сами предпринимали активные действия. Двадцать третьего июня моряки Дунайской флотилии совместно с бойцами двести восемьдесят седьмого полка высадились на мыс Сату-Ноу и с помощью роты пограничников разгромили там более батальона противника и захватили много пленных и артиллерию, которая обстреливала Измаил».

Он участвовал в 70-дневной обороне Одессы, был тяжело ранен. Об этом кратком и драматичном периоде его жизни говорят официальные документы (например, журнал боевых действий 25-й стрелковой дивизии за 1939-1942 гг.) и страницы повести «Полководец» известного писателя, героя Советского Союза, фронтового разведчика Карпова В.В. В этой повести рассказывается о 287-м стрелковом полке, когда дивизией командовал генерал-майор Петров: «С первых часов руководства обороной Южного сектора генерал Петров оказался в одном из самых горячих мест в битве за Одессу. Напряженность схватки здесь не спадала, а, наоборот, все усиливалась. В дивизии Петрова были потери, но больше всего его заботило ранение командира 287-го полка подполковника Султан-Галиева…... А Султан-Галиева все очень любили».

Очень драматичными звучат слова, написанные молодым военным корреспондентом газеты «Красной звезды» Симоновым К.С., посетившим Одессу во время его обороны и ставшим после войны известным советским писателем.

В своей книге-записи «Сто суток войны» (июнь-сентябрь 1941 г.) он пишет (запись № 81): «решили заехать в госпиталь, где, как нам говорили, лежал татарин-подполковник, командир полка». Из этой же записи: «О дальнейшей судьбе подполковника Султан-Галиева, которого мы тщетно пытались разыскать в одесском госпитале, я так и не нашел никаких документов. Остается думать, что не выжил после тяжелого ранения».

Он выжил, награжден орденом Красного Знамени за активное участие в боях в первые дни войны на границе и в обороне Одессы.

В 1942 г. после долгого лечения в военных госпиталях он был демобилизован, вернулся в свое родное село Сарт-Наврузово инвалидом. Долгое время работал секретарем парткома Карламанского сахарного комбината. Умер в 1972 г. в возрасте 69 лет.

Последняя, относительно длительная, встреча была летом 1970 г. на берегу р. Белой. Он интересовался моими успехами и был доволен тем, что я защитил диссертацию и остался в Москве. Тогда я понял и запомнил четко: его интересовала судьба родственников, молодого поколения, очевидно, он вспоминал и успехи, и драматичность своей судьбы, сложившейся в молодые годы.

В целом он для меня остался в памяти малообщительным, даже, я бы сказал замкнутым, погруженным в свои внутренние мысли. О нем всегда и все отзывались только хорошо, имел репутацию честного и добропорядочного человека.

В год 115-летия со дня рождения Султангалиева Сулеймана Ибрагимовича в феврале 2018 г. усилиями Кармаскалинского военкомата, Прибельской средней школы, сельского поселкового Совета и добровольных энтузиастов (Равилов Н.С., Кутлуяров Н.Н. и др.) в Прибельской средней школе в торжественной обстановке открыт военно-патриотический клуб имени Султангалиева Сулеймана Ибрагимовича. Были приглашены его внучка — Галя Шиндина и автор этих строк.

В мае 2018 г. в деревне Сарт-Наврузово состоялось открытие мемориального комплекса в честь защитников Отечества, созданного по инициативе и усилиями уроженцев деревни за счет благотворительных пожертвований. На обелиске Славы высечены имена сартнаврузовцев, участвовавших в Великой Отечественной войне, а также в русско-прусской (1757-1758 гг.), Отечественной 1812 года, русско-японской, Первой мировой, гражданской войнах и финской кампании 1939-1940 гг. Среди этих имен десять Султангалиевых.

г. Уфа