Ворота счастья...

Мир увлечений

Эльвира Музаффарова

Насур Юрубашев – известный журналист, продюсер, член союза писателей России, режиссер. Он 30 лет своей жизни провел в Германии, а недавно вернулся в Татарстан. Настоящая его фамилия Йөреш-Бай, что в переводе с татарского означает человек, который любит путешествовать. Действительно, фамилия соответствует своему носителю. «Всю свою жизнь то и делаю, что путешествую», - говорит он. Куда бы не шел, ищет своих соотечественников. И бесценных находок на счету Насура очень много.

- Насур абый, не зная языка, нелегко пришлось, наверное, среди немцев?

- Сам я родом из Бардымского района Пермского края. В Казани освоил профессию журналиста. А в 1987 году судьба привела меня в Германию. Да, чтобы отточить язык мне пришлось сменить аж 11 профессий. Кем только я не работал: художник-реставратор, пекарь, таксист… И в переходах стоял, играя на гитаре, курае, гармошке. А самое мое любимо дело – это трубочист. Идешь себе по улице в специальной одежде, и каждый прохожий обязательно подойдет и потрогает сияющие на черном костюме пуговицы. Говорят, это приносит удачу. Сейчас, конечно, нет трубочистов, но носителей этой профессии приглашают на свадьбы в качестве уважаемого гостя. Спустя некоторое время я сказал себе: «Насур улым (я всегда так к себе обращаюсь, как мои родители), хватит, так не пойдет, нужно работать по своей профессии». Поставил себе цель. Однажды, на улице увидел людей с камерой и микрофоном. Оказалось, это сотрудники Саксонского телевидения. Не обязательно знать языка, чтобы быть журналистом. В конце концов, оператором можно поработать. И на следующий день я отправился на телевидение.

- Ну и как? Приняли вас на работу?

- Непросто было. У них как раз шли сокращения штата. Свободных вакансий не было. Но все же назначили испытательный срок. Тогда я впервые взял в руки большую, крутую японскую камеру. Придя домой, сделал из поролона макет этой камеры, а вместо кнопок забил гвозди. Старательно изучал этот макет. Ну и спустя две недели меня взяли на работу. Одновременно приходилось трех людей заменять – шофера, журналиста, оператора. А через некоторое время открыл свою студию, начал снимать фильмы. Сам пишу сценарий, сам пою, играю, сочиняю мелодии. Заметив талант, начали приглашать в кино сниматься. Первые большие заказы были для «Газпром»а, спустя некоторое время и для правительства Башкортостана.

- Хоть вы и жили долгое время за границей, хорошо знаете татарский?

- Однажды я себя спросил о том, как можно добиться успеха, не тратя при этом большие деньги. И пришел к такому выводу: в первую очередь, нельзя забывать о том, кто ты и обязательно знать родной язык. Где бы ты нижил, независимо от того, есть ли потребность в языке или нет, ты должен его знать. Потеряешь язык – весь стержень и конструкция внутри тебя пошатнутся, а сам превратишься в пепел. Лишь родной язык помогает устоять на ногах в тяжелые времена. А второе, я старался быть лучше немцев. Приходил на 15 минут раньше на работу. Не оставлял и капельки сомнения в себе. По этой причине мне всегда улыбалась удача.

- В Перми бываете?

- Да, в Бардымске почти все мои родственники живут. Нас в семье было восемь детей, четверых уже нет в живых. Приезжаю в родную деревню – Чалково (Бакча-Аул).

- Говорят, вы в деревне установили Ворота счастья?

- Ворота в деревне издавна были, и не одни. Только вот сейчас многие предпочитают вместо узорчатых деревянных ворот устанавливать железные, кованные. Один из моих родных решил обновить свои ворота. А я забрал у него старые и обратился к деревенскому мулле с идеей установить их при въезде-выезде в деревню. Сказал: «На воротах сидят ангелы. Они желают нам, деревенским жителям, лишь хорошее, не пропускают зло. А без ворот и ангелов не будет. Пьяные увеличатся, националҗные традиции забудем. Деревне нужны Ворота счастья». Мулла поддержал меня. И вскоре с неравнодушными односельчанами вместо старых ворот установили новые. Я написал на них «Открытые ворота России. Ворота Счастья» и оставил открытыми. А сейчас они стали небольшой достопримечательностью. Молодожены приезжают сюда фотографироваться, вешают разноцветные ленты. Просят счастья у Бога. Я знаю, что сейчас в России уже шесть таких ворот.

- Насур абый, вы тот, кто нашел первое татаро-язычное печатное издание. Какие чувства испытали при виде книги, которую искали 400 лет?

- Еще с университетских лет я помню, что в одной из своих книг выдающийся татарский ученый Абрар Каримуллин написал о первом печатном татарском издании. Он предполагал, что эта книга находится в Германии. Пришлось долго поискать ее. Наконец, я нашел эту книгу в библиотеке Лейпцигского университета. Эта была книга австрийского ученого Иеронима Мегизера, изданная в 1612 году. Она называлась «Основы тюркского языка». Книга о грамматике и фонетике татарского-тюркского языка. Когда увидел ее впервые, не знал, что делать. Произнес заветное «бисмилла», открыл книгу и понюхал. Вы знаете, она пахла конфетами. В деревне в детстве был магазин Хамита. Там продавались конфеты без обертки в форме подушечек. Вот этот запах исходил от книги. Позже я узнал у экспертов, оказывается, свинец вступает в реакцию с пылью и дает такой запах. Когда из Германии в качестве делегата Всемирного конгресса татар приехал в Казань я подарил более крупный вариант этой книги, напечатанный в Австрии, руководителю Национальной библиотеки Республики Татарстан.

- Минтимер Шаймиев назвал вас главным татарином Средней Германии.

- В Саксонии проходили дни Татарстана. Тогдашний Президент Минтимер Шаймиев был приглашен в качестве большого гостя. Известные уроженцы германской татарской диаспоры собрались в Лейпциге и единогласно определили меня куратором татар Средней Германии. Вот тогда я и рассказал Минтимеру Шариповичу о первой татарской печатной книге, поделился своим желанием снять документальное кино об этом издании. Он одобрил эту мою идею.

Куда бы я не ехал, везде ищу информацию, связанную с татарским и тюркским миром. А еще как-то раз, в архивах Германии обнаружил информацию о большой книге под названием “Татарские тексты”. Ее издал в 1931 году немецкий ученый Готтхольд Вайль. Оказывается, во время Первой мировой войны в Германии создали специальную комиссию из ученых. И они просили, а то и заставляли плененных татар петь и говорить на их родном языке. И после этого все собранное ими было проанализировано и напечатано в этой книге. А чуть позже в Берлине я нашел и пластинки с записями их песен.

- Это, действительно, большая находка.

- Да, очень. Я привез в Татарстан всего 43 пластинки и отдал их в Государственный архив. Сначало боялся слушать эти пластинки. А услышав песни наших дедов, плакал. К сожалению, у меня не хватило денег, чтобы купить и привезти музыкальные инструменты, на которых играли наши пленённые предки. Среди пленных был Халим Ибрагимов, родом из деревни Конь (Күн) Пестречинского района. Сам он до войны в мирное время работал учителем. Был призван на войну совсем молодым, в 18 лет. Так вот, в пластинке он называет татарские слова: кояш (солнце), ай (луна), су (вода)... Дочь Халим абый – Венера апа оказалась жива. Я дал ей послушать записи ее отца. Об этой же истории успел снять кино под названием “Голос отца”. Халим абый вернулся с войны на родину с велосипедом, при деньгах, с фотоаппаратом на плечах. А потом и учителем устроился. Позже в деревне построил деревянную школу с утепленным туалетом. Кстати, это здание и по сей день существует. К сожалению, на Халим абый написали донос, что он немецкий шпион. В 1938 году его забрали и он был убит в Казани.

- Почему вы решили переехат в Татарстан?

- Я приехал снять кино о Мусе Джалиле и джалилевцах. С этой целью в Германии в течении 10 лет собирал информацию, писал сценарий. Фильм будет снят в четырех странах – Франции, России, Польше и Германии. Готовим мы его совместно с Москвой. Также мечтаю открыть в Казани “Статую языкам народов мира”...

© 2023 by TheHours. Proudly created with Wix.com

Адрес редакции: 115184, Москва, М. Татарский пер., д. 8
Телефон: (495) 951-16-94
E-mail: tatar.mir@yandex.ru