Вклад в изучение истории

Страницы истории

Булат Хамидуллин

Автор нашей газеты Булат Хамидуллин вспоминает выдающегося исследователя татарской истории, заслуженного деятеля науки РТ Шамиля Фатыховича Мухамедьярова (1923-2005) и его труды, посвященные Казанскому ханству.

Как известно, постановлением ЦК ВКП(б) от 9 августа 1944 года «О состоянии и мерах улучшения массово-политической и идеологической работы в Татарской партийной организации» Золотая Орда была вычеркнута из истории татарского народа, а Казанское ханство своими корнями прямо возводилось к Волжско-Камской Булгарии. Окончательное завершение и санкцию на «истину в последней инстанции» эта концепция получила на научной конференции, проведенной совместно отделением истории и философии АН СССР и Казанским филиалом АН СССР в апреле 1946 года.

На основе главного вывода, сделанного на конференции, в 1948 году были подготовлено издание «Материалы по истории Татарии». В этой работе нет отдельной статьи, посвященной истории Казанского ханства. Раскрывая кратко содержание ее первого тома, историк Хайри Гимади отмечал, что «авторы исходили из положения, что в формировании казанских татар основное участие принимали местные племена и камские булгары… Монголо-татары рассматриваются как завоеватели, которые, основав военно-феодальное агрессивное государство Золотая Орда, установили свое иго над народами Среднего Поволжья, в т.ч. и булгарами. Казанское ханство рассматривается как государство, возникшее на базе булгарского царства, что стало возможным благодаря распаду Золотой Орды и, в первую очередь, в результате тех ударов, которые нанесли Орде русские».

Ведущим казанским историком, развивавшим концепцию булгаро-татарской преемственности, был именно Хайри Гимади (1912-1961). Он подвергал критике «буржуазно-националистическую» историографию, которая, по его мнению, «идеализировала Золотую Орду как передовое государство своего времени, а также ее деятелей…» и «тем самым пыталась противопоставить казанско-татарскую народность другим народам России, в первую очередь, русскому». При изучении истории татарского народа и Казанского ханства он часто опирался на сведения «Казанской истории» и другие русские письменные источники.

Одной из книг, которая давала четкую установку советским ученым, как нужно рассматривать историю Казанского ханства, был 1 том «Истории Татарской АССР», вышедший в 1951 году. Этот коллективный труд вскоре – после 1953 года – был изъят из пользования вследствие того, что в нем давались ссылки на работы «корифея всех наук» И.В.Сталина. Исправленный (т.е. не содержавший ссылок на Сталина, а в остальном оставшийся без всяких правок) вариант «Истории Татарской АССР» появился в 1955 году. Он открыл целую эпоху аналогичных изданий 1960, 1968, 1973, 1980 годов.

Учитывая время, в которое появилась «История Татарской АССР», нельзя было рассчитывать на объективное обозрение истории Поволжья. Автор главы о Казанском ханстве выдающийся историк, основоположник казанской школы археологов Николай Калинин (1888-1959) излагал скорее не историю народа и государства, а историю классовой борьбы. Его отношение к Казанскому государству стало еще более тенденциозным. Ханство представляется им как дикая и неразвитая орда, со слабой экономикой и агрессивной верховной государственной властью. По мнению авторов этой установочной книги, Казань с самого своего основания была обречена на «присоединение» быстро развивающимся Московским государством.

Подобная однобокая трактовка этногенеза и этнической истории татарского народа стала нормой советской историко-этнографической науки, а ключевые этапы формирования и развития государственности Золотой Орды и постзолотоордынских татарских ханств Поволжья, включая Казанское ханство, долгое время освещались под углом зрения булгарской теории. В научном плане данные исследования ныне могут представлять лишь историографический интерес. Труды, выпущенные по заранее указанной схеме, не могли выдержать испытания временем. Прямо связанные с идеологическим диктатом и запретами на изучение огромного пласта истории, они «рухнули», когда исчезли указанные идеологические скрепы. Кроме традиционных для российской имперской историографии, в них были еще и новации, например, тезис о «прогрессивном» характере завоевания Поволжья для самих татар и других народов Поволжья…

В историческом плане указанные и неуказанные выше советские исследователи не смогли ни высказать оригинальных концепций средневековой истории татар, ни привлечь к рассмотрению истории Казанского ханства новые источники. В их трудах практически весь текст – это идеологические клише и схемы. Однако не все страницы истории татарского народа можно вычеркнуть из прошлого и заставить народ забыть о них.

Своеобразным «лучом света в темном царстве» в отечественной историографии явилась диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Шамиля Фатыховича Мухамедьярова «Социально-экономический и государственный строй Казанского ханства (XV – первая половина XVI вв.)», написанная в 1950 году под руководством члена-корреспондента АН СССР М.Н. Тихомирова и успешно защищенная в Москве. (В виде книги издана в Казани лишь в 2012 году.) Эта работа явилась серьезным шагом на пути объективного изучения истории Казанского государства.

В своем исследовании Шамиль Мухамедьяров использовал широкий круг доступных ему источников. Все разнообразие их анализируется автором в первой главе диссертации, где отмечается «отсутствие единого компактного фонда источников, на основании которых можно было бы поставить и осветить вопросы социально-экономической истории Казанского ханства». Это обстоятельство обусловило привлечение автором разнообразных источников, как на русском, так и на восточных и западноевропейских языках. Из всей совокупности источников, привлеченных к исследованию, Ш.Ф. Мухамедьяров на первый план ставит следующие:

1) ярлык хана Сахиб-Гирея;

2) татарские завещания;

3) казанско-татарскую эпиграфику;

4) труды Хисамуддина Муслими и Кадыр Али-бека;

5) поэмы Мухаммедъяра;

6) фольклорные материалы;

7–8) русские летописи;

9) «Историю…» А.М.Курбского;

10) сборники исторических и юридических актов;

11) неопубликованные русские источники из фондов Центрального государственного архива древних актов;

12) «Записки…»  С.Герберштейна.

По мнению автора, после монгольского завоевания 1236 года Волжская Булгария вошла в состав Золотой Орды, «сохранив некоторые элементы автономии». В это время она была феодально-раздробленной и состояла из нескольких княжеств, наиболее крупными из которых были Булгарское, Жукотинское и Иски Казанское. Упадок Золотой Орды приводит к отделению от этого государства целых улусов, «процессу объединения феодально-раздробленных княжеств Волжско-Камского края» и отделению Булгарии от Золотой Орды. «В 1407 году, – пишет Ш.Ф.Мухамедьяров, – Казань, по-видимому, была независимой от Золотой Орды», о чем свидетельствует информация И.Шильтбергера, русских летописей и ряда монет, чеканенных в Болгаре ал-Джадид. В это время население центральных улусов Золотой Орды, пытаясь избежать бесконечных разорений от внутренних феодальных междоусобиц и внешних вторжений, перекочевывает на окраины Золотой Орды: в Булгарию, Крым, Сибирь и т.д.

По мнению автора, не имеет решающего значения – кем было основано Казанское ханство – Улуг-Мухаммадом в 1437–1438 годах или Махмутеком в 1445 году. Важно, что «в условиях постоянных феодальных войн и нападений соседей установление более сильной власти, чем та, которая была до первых казанских ханов, должно было положительно повлиять как на экономику страны, так и на положение населения». Ханы нашли здесь поддержку среди «части местного населения», видевшего в их приходе усиление центральной власти. «Попытку изобразить возникновение Казанского ханства исключительно как результат завоевания народностей Волжско-Камского края вооруженными отрядами золотоордынских татар следует признать ошибочной», – заключает историк.

Анализируя высшие органы власти, Ш.Ф.Мухамедьяров отмечает, что Казанское государство являлось слабо централизованной феодальной монархией, во главе его стоял хан – первый феодал-землевладелец в стране, повседневная деятельность которого «контролировалась и направлялась верхушкой феодального класса». Далее он рассматривает совет при хане – диван, который состоял из «приближенных ко двору представителей феодальной знати и высшего мусульманского духовенства». Главными членами дивана были представители «четырех известных татарских фамилий: Ширин, Барын, Аргын и Кипчак», носившие специальное название «карачи» (буквально «смотритель», русское «князь князей»). Для обсуждения наиболее важных государственных вопросов собирался съезд казанских феодалов – «курултай», называвшийся в русских источниках «вся земля Казанская». Это было «собрание казанских феодалов (светских и духовных), с участием представителей князей и старейшин, входивших в Казанское ханство племен и народностей».

По мнению Шамиля Фатыховича, результаты изучения социально-экономического и государственного строя Казанского ханства показывают, что на территории ханства господствовали феодальные отношения. Земледелие было главным занятием жителей. При этом земледельческая культура Казанского ханства была преемственно связана с предшествовавшей ей богатой земледельческой культурой волжских булгар. Основными земледельческими районами государства были Заказанье и Горная сторона. Земля являлась основным средством производства. Феодальное общество состояло из двух основных групп: феодалов и крестьян. Верхушку феодальной знати составляли эмиры (беги, князья). Вторую категорию феодалов составляли мурзы – дети эмиров. Третью категорию составляли огланы – служилые феодалы-военачальники. Самой низшей категорией феодалов были казаки. Особую влиятельную группу феодалов составляло высшее мусульманское духовенство. Феодалы пользовались иммунитетом, основой которого были не пожалования ханов, а владение феодалов землей. Неоднократные вооруженные восстания крестьянского населения (в 1496, 1546, 1551 и другие годы) против казанских ханов и их феодалов, - пишет далее Ш.Ф.Мухамедьяров, - наглядно свидетельствуют о сильных внутренних противоречиях в татарском феодальном обществе.

Свои основные положения о политическом и социально-экономическом развитии Казанского ханства Шамиль Фатыхович развил в последующие годы во многих своих публикациях по истории Казанского ханства, обратив пристальное внимание этногенезу и этнической истории татарского народа, в частности, казанских татар, культуре Казанского ханства, а также событиям 1552 года. В этом направлении базовой является его статья 1968 года «Основные этапы происхождения и этнической истории татарской народности», где проанализированы три основные теории происхождения татар, периодом формирования татарской народности назван конец XIV – середина XVI века, исследовано функционирование этнонима «татары» и т.д. Ученый пишет: «Казанские татары не являются прямыми потомками ни татаро-монгольских завоевателей, ни волжских болгар и сформировались как народность в результате длительного и сложного исторического процесса, в результате этнического смешения местных и пришлых племен, когда в период Казанского ханства складываются необходимые условия для завершения этнической консолидации, значительно усиливаются территориальные связи, развивается языковая общность, элементы экономической связи и укрепляется национальное самосознание новой этнической общности. Образование Казанского ханства во второй четверти XVв. политически оформляет этническую территорию татарской народности, а само это феодальное государство предстает как национальное государство казанских татар». Целостный взгляд Шамиля Мухамедьярова на этногенез казанских татар и историю Казанского ханства обозначен в одной из самых последних его работ во 2 томе «Очерков истории распространения исламской цивилизации». О завоевании Казани Иваном IVв концептуальной интерпретации Ш.Ф.Мухамедьярова (соавтор – Б.Л.Хамидуллин) написано в статьях «Казанское ханство в панораме веков (отражение событий 1552 года в источниках и литературе)» и «Казанское взятие: взгляд из XXI века».

Вышеуказанные работы историка внесли существенный вклад в исследование этнополитической и социально-экономической истории татар Поволжья XV–XVI веков. Ученый в своих трудах одним из первых попытался выйти за рамки предвзятой и конъюнктурной советской историографической традиции в отражении истории татарского народа в целом, и Казанского ханства - в частности. Высказанные им идеи и взгляды нашли дальнейшее продолжение в монографических трудах и обобщающих энциклопедических статьях современных историков, изучающих историю Казанского ханства. А сам Шамиль Фатыхович Мухамедьяров как личность, безусловно, останется ярким маяком для нашей научной молодежи.

г. Казань

© 2023 by TheHours. Proudly created with Wix.com

Адрес редакции: 115184, Москва, М. Татарский пер., д. 8
Телефон: (495) 951-16-94
E-mail: tatar.mir@yandex.ru