В начале было Слово…

Восточный свет

Марат Сафаров

Отношение к начертанному «Слову» в исламе особенное – трепетное, приносящее покой и укрепление в вере. Регулярно проходящие в Татарстане специальные выставки представляют современный взгляд на многовековое искусство арабской каллиграфии, классические каноны которой не теряют своей актуальности. Важно отметить, что художники воспринимают не только принятый в арабских странах или Турции каллиграфический канон, но и изучают богатейшую историю татарского шамаиля.

С казанской художницей Гульназ Исмагиловой и ее творчеством я познакомился благодаря главному редактору журнала «Магариф» Сюмбель Таишевой. В этом одном из старейших татарских периодических изданий принято поддерживать таланты, знакомить людей, занимающихся творчеством и просвещением своего народа. Здесь же заместителем главного редактора работает мама Гульназ – журналист Расиха Фаизова.

У Гульназ собственное переосмысление традиции шамаиля. Она работает шире – скорее, в богатстве исламской каллиграфии в целом, где шамаиль – одно из воплощений представления о красоте начертания слова.

«Окончив лицей, я поступила в Турции в университет. Мой первый наставник, известный казанский живописец Владимир Попов, дал мне совет: «В Турции большая школа каллиграфии, впитывай как губка». В Турции я брала уроки по каллиграфии и тезхиб (искусство золочения Корана) у таких мастеров, как Угур Наир и Мукаддес Орхан».

Владимир Попов работает уже четверть века в области восточного каллиграфического искусства — шамаиль, тугра, каллиграфические композиции. Признанный мастер тепло отзывается о работах и своей ученицы:

«В работах Гульназ есть какое-то мистическое притяжение, это некие свободно плавающие арабески, движение времени, рек, истории... Её феноменальное удивительное дарование в этом сложнейшем виде искусства поражает», - отмечает Владимир Попов.

Как известно, шамаиль — своеобразный феномен мусульманской культуры, важная часть религиозно-эстетического сознания, а не только вид изобразительного искусства. Выполненные тушью или печатным способом, масляными красками на стекле или холсте, вышитые на полотне, такие картины помещают в жилых домах над дверными проемами, на стенах или в мечетях. Шамаиль – выражение народного представления о красоте, но и защита дома, семейного благополучия. В последнее время, в эпоху активного возрождения жанра татарский шамаиль становится религиозным знаком, основанным на искусстве арабской каллиграфии и оформленным в виде станковой картины. Значение шамаиля в культуре Среднего Поволжья надо отметить особо. Татарский шамаиль стал одним из способов национального самовыражения, глубоко проникнув в самосознание народа. Будучи мусульманкой, понимая ценности религии, Гульназ Исмагилова выражает через свое творчество, каллиграфию личное отношение к красоте ислама.

Ещё во время учебы в школе в Казани она углублённо изучала английский и турецкий языки. В Турции к ним прибавился и арабский. Помимо университета, она посещала также два культурных центра: в одном у нее были занятия по исламской каллиграфии (хусн-и хат), а в другом - она изучала искусство декоративного украшения исламских книг (тезхиб). Возможности для этого в Турции были самыми широкими, ведь эта страна издавна славится на весь мир своими мастерами классического исламского искусства. Сейчас Гульназ выставляется на крупнейших выставках по всему миру, ее работы не оставляют без внимания и искусствоведы. Среди них и известный знаток татарского декоративно-прикладного искусства Розалина Шагеева, отметившая и еще одну грань творчества Гульназ Исмагиловой:

«Гульназ следует и традициям восточной миниатюры. Работой «Шукуфэ» - изящным цветком, унизанным тонкими линиями штрихов почти невидимого пера, она уже вошла в этот мир царства стиха и изображения. Традиционный гуль - образ розы, символа любви, вписан в овал, вокруг которого художник замыслила выполнить рельеф со строками Тукая также в духе ориентализма. Она продолжает изучать традиции письменной культуры Востока, хочет приобщиться к миниатюрам выдающегося Бехзада и каллиграфов Турции, Средней Азии. Она мечтает придать руслу образных шамаилей многовекового народного искусства новый уровень выражения и образности. Знание арабского языка и классической каллиграфии в соединении с экспрессивной трактовкой текстов - главные её достоинства. И в этой сфере она - одна из первых. Комментируя свои шамаили и переводя с арабского языка на английский, русский, турецкий, татарский, она находит понимание в любой аудитории».

Стоит отметить, что для шамаилей была характерна и функция карты. Это отмечает известный казанский историк Ильшат Гимадеев. Шамаиль стал составной частью джадидской просветительской культуры. Джадидизм – это, в первую очередь, реформа образования, что не могло не отразиться на искусстве шамаиля. Казань стала первым городом в России, где начаали издаваться условно мусульманские карты. В это время наблюдается резкий рост издания мусульманской литературы, в том числе особое внимание уделяется шамаилю. Сложилось множество вариантов исполнения. И масляными красками на стекле, вышивкой золотыми нитями; у татар стало особенно популярным изготовление шамаиля на стекле с фольгой.

Работает Гульназ Исмагилова и в традициях тугры - персонального знака правителя (султана, халифа, хана), содержащего его имя и титул. Наибольшее распространение знак тугры получил в Османской империи, где ставился на всех государственных документах, иногда также на монетах и воротах мечетей. Со времени турецкого улубея Орхана Гази (XIV век) прикладывавшего к документам оттиск ладони, погружённой в чернила, вошло в обычай окружать подпись султана изображением его титула и титула его отца, сливая все слова в особом каллиграфическом стиле — получалось отдаленное сходство с ладонью. Оформляется тугра в виде орнаментально украшенной арабской вязи. Кстати, русские цари вплоть до Петра I имели в дипломатическом арсенале именные тугры для закрепления грамот и посланий владыкам мусульманского Востока.

В общении с Гульназ Исмагиловой мне было особенно отрадно, что свое будущее она связывает с родным Татарстаном, окончив магистратуру Стамбульского университета Мармара вернулась в Казань, нашла свое место в художественной жизни республики. Она участвует в различных выставках – в США, Турции, Алжире, представляла Россию на международном фестивале искусства, который проходил в декабре 2017 года в индийском городе Джайпур. На этом представительном международном фестивале Гульназ Исмагилова продемонстрировала пятнадцать работ и была единственным каллиграфом из России. Работы татарской художницы вызвали большой интерес у посетителей выставки, поступило много интересных предложений о сотрудничестве.

Среди работ Гульназ Исмагиловой одна неизменно привлекает внимание зрителей на выставках и профессиональных искусствоведов. Это шамаиль «Марьям», посвященный матери Пророка Исы. Женская фигура в платке с младенцем на руках переходит в очертание букв. От образа исходит сияние, а оригинальность замысла подтверждает мысль, что бережное отношение к традиции в сочетании со смелостью и творческой свободой могут создавать подлинное искусство.