Воплощенные предки в музее Востока

Мир искусства

Марат Сафаров

Государственный музей Востока в благодатном сотрудничестве с фондом Марджани проводит одну заметную выставку за другой. Стены одного из лучших и старейших востоковедных музеев мира наполняются произведениями молодых художников, работающих с традицией, используя современные средства и формы. Вот и сейчас здесь представлены работы, явственно отсылающие к корням татарского народа (и шире – общетюркской праоснове), где первородная архаика далеких кочевых предков нашего народа представлена через современное послание самому разному зрителю.

На московской выставке Альфиза Сабирова, с успехом идущей уже с начала августа, много скульптурных произведений в бронзе и гипсе, ювелирных украшений, графических листов. Всего около 80 работ.

Но несколько раз подходил я к его коврам, выполненным в сложной манере ткачества. В экспозиции представлены работы, в совместном проекте Альфиза Сабирова с казанской студией ковров ручной работы «Персеполь» Наили и Амира Мусави (они сотканы в индийском Раджастане) и с уфимской мастерской Гузель Мустафиной.

Подобно другим работам художника, ковры выражают брутальность народного восприятия мира, а зашифрованные родовые тамги отсылают к вольному течению жизни суровых всадников. Не случайно и выставка называется «Аю бала», где сила медведя становится примером для человека, живущего в мире уральской природы. Об этом говорит и сам Альфиз:

«Слова в названии скульптуры «аю» и «бала» тюркские, означают – «медведь» и «ребенок». Эта работа – рассуждение на тему поколений. Я вырос в татарской семье. У нас по традиции родители, воспитывая сына, часто говорят ему на татарском языке: «Будь сильным, как медведь». Они сравнивают своего ребенка с сильным животным, наделяют его защитой и закладывают самые лучшие черты предков. Часто их произносят, когда ребенка успокаивают, гладят по голове или парят в бане, чтобы он не плакал, тем самым воспитывая его, прививая ему силу и терпение. Я с детства помню, как меня и братьев воспитывали этими словами. Мне было интересно запечатлеть это в скульптуре, одновременно отразить эту мысль в минимализме, современном контексте, шаманизме, этнике и символизме, мифологии, чтобы читался новый рассказ, чтобы он продолжался».

Пермские мотивы, пограничье татарского и угорского ареалов, древние культы животных - все это представлено художником в сотрудничестве с куратором Марией Филатовой в залах столь целостно (несмотря на разные формы), что создается ощущение погруженности в быт и мифологический контекст тюркской культуры.

Работать с мифологией, сакральными знаниями – не простая задача. Сколь много появилось за последнее время интерпретаций восточной эпичности в станковой живописи и особенно в скульптуре. Коммерческий успех работ бурятского художника Даши Намдакова, его очевидная востребованность подвигли многих авторов следовать линии на поиск своих предков и отображению древних культур. Не всем это удается – часто не хватает элементарных знаний, вдохновляющих творчество. В этом и существенное отличие работ Альфиза Сабирова, обладающего глубоким погружением в фольклор, этнографию, достижения археологии, народное декоративно-прикладное искусство в сочетании с мастерством, владением ремеслом. Альфиз создал собственную мифологию, подробно разработанную и воплощенную во множестве образов.

«Точного определения у моего стиля пока нет, я сам нахожусь в поисках этого названия. Наиболее интересный вариант — «Новый артефакт». Он основан на древних артефактах — тех вещах, которые нашли на раскопках, вещах, которые когда-то были предметами  ритуалов и дошли до нас уже искусством в виде осколков или фрагментов. Структурные элементы легенд и мифов я рассматриваю как состояние жизни. Как часть чего-то большего».

Это мир воинов, восточных принцесс, животных-тотемов, рожденных воображением художника, где древний культ тенгрианства реконструирован без тяжести эзотерики, а легко, свежо. При этом мир художника – не степь или горы Алтая, а скорее именно родной уральский ландшафт, где кочевник-скотовод превращается в охотника. Здесь стоит напомнить, что традиция уральской скульптуры восходит не к европейским образцам, а к знаменитому пермскому феномену деревянных изображений православных святых.

«Суровый Урал, особенный в своем ландшафте, сложных хребтах и горных массивах. В какой-то степени это отражается и в моих работах. Поверхность скульптур – грубая, шероховатая, напоминает некую окаменелость. При взгляде на них кажется, что это раскопанные артефакты древних цивилизаций».

Родина художника – татарское село Ишимово Октябрьского района Пермского края. Здесь, в Прикамье, татарские сказки о белом волке, шәҗәрә, уклад традиционного крестьянского мира дали Альфизу укорененность, основу, на которых произрастало уже не только чувственное, но и интеллектуальное восприятие культуры (Древнего Востока, античной мифологии), поиск возможностей для включения и этих граней цивилизации в свой творческий арсенал.

«Мне, моим братьям папа сам выстругивал мечи, лук со стрелами. Он водитель по профессии, но натура очень творческая, как и мама. Она — учитель географии и ритмики, сейчас директор Дома культуры, руководит ансамблем национальной песни и пляски «Иреньские зори», ну и папа тоже в ансамбле. Я благодарен их мудрости, позволившей мне самому выбрать свой путь».

Путь из Ишимово стал успешным. Педагогическое училище в Перми, получение профессии учителя рисования и черчения сменилось на поступление в Российскую академию живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Именно в академии Альфиз сделал свою первую скульптуру. Целые дни он проводил в мастерских, работая с металлом и даже пропуская другие занятия. Для создания каждой скульптуры существует целый алгоритм трудоемких и затратных по времени работ. Этим мужским трудом надо было овладеть.

К своим 36 годам Альфиз Сабиров уже имеет опыт персональных выставок в Пермской художественной галерее, уфимском Нестеровском музее, его работы были неоднократно представлены во Франции, в галереях Парижа и Гренобля, где татарская мифология с подножья уральских гор также обрела своих почитателей. Его скульптуры находятся в частных коллекциях по всей России, а также в Нью-Йорке, Париже, Риге, Лондоне и Токио. Знакомо его творчество и в Татарстане. Осенью 2019 года при кураторстве известного казанского искусствоведа Дины Ахметовой прошла персональная выставка в Национальной художественной галерее «Хазинэ». Чуть ранее Альфиз Сабиров стал лауреатом премии Министерства культуры Республики Татарстан имени Баки Урманче.

Каждая выставка имеет свое символическое название. Так, прошлогодняя уфимская именовалась «Миллионы лет». Как в легендах прошлое тесно перекликается с будущим, так и в произведениях Альфиза Сабирова современность становится следствием давно прошедших событий, действий героев, предков и родовых тотемов. «Миллионы лет» - хроники о прошлом и рассказ о настоящем и будущем. Задача героев – сохранить себя и тех, кто был до него и будет после него.

Московская выставка «Аю бала» - несколько иная. Здесь история, в уютных залах музея Востока зритель словно погружается в пространство выдуманного Альфизом мира, путешествует по дому, древнему святилищу, погружается в сновидения и воспоминания о непрожитом лично… Эта культура лишена поздних ориентальных мотивов тонкой исламской искусности или роденовской логики; диалог со зрителем идет от лица глубинной ойкумены – будь то тюркской или греческой.

И все же при всей универсальности восприятия искусство Альфиза Сабирова вдохновлено, прежде всего, татарской культурой, и воплощенные предки каждого из нас ждут на этой выставке.

Выставка Альфиза Сабирова «Аю бала» проходит в Государственном музее Востока до 3 октября.