2019-12-23_15-59-00.png

Художник Ринат Ахметов

Мир искусства

Лейсан Ситдикова

В рамках Года культурного наследия народов России в Иркутске в эти дни впервые проходит Неделя искусства и ремесел. Участниками этого масштабного события стали самобытные дизайнеры, ремесленники и художники со всей страны. Среди них художник из Татарстана Ринат Ахметов, который привез художественный проект «За забором».

Резонансная выставка с таким названием состоялась и в Казани.

- Вы знаете иркутскую галерею современного искусства Виктора Бронштейна?  - спрашивает Ринат. - Это бизнесмен, который в трудные 90-е решил поддержать местных художников и начал покупать у них работы, а потом открыл галерею, которая стала крупнейшей в Сибири. Там отличная постоянная экспозиция скульптур Даши Намдакова, которую я мечтаю посмотреть. Он для ля меня – гуру».

Даже самый беглый взгляд на работы Рината Ахметова дает понимание, что Намдаков, чьи работы экспонируют лучшие музеи мира, возможно, играет «первую скрипку» в иерархии художника. То же обращение к древним тюркским верованиям, мистическим символам и неотъемлемая связь с природой. Пожалуй, у Ахметова схожие синкретические взгляды на то, из чего вырастает искусство: из плотного «замеса» этнического самосознания, современных материалов и их виртуозной обработки.

Перед нашим интервью Ринат любовно разворачивает тряпицу, в которой хранятся вышивки его бабушки – дәү әни, чья жизнь связана с деревней Иске Баллыкул Алькеевского района Татарстана. Это полотенца, в которых собрано все орнаментальное и цветовое богатство татарской вышивки.  А в праздничных онучах, вышитых в сложной ковровой технике, дед Рината вместе с братьями, взяв в руки скрипку, зазывал народ на покос и сабантуй. Возможно, от своих предков Ринат Ахметов и унаследовал тягу к творчеству и исключительное трудолюбие.

- Я с детства любил рисовать, - рассказывает Ринат Ахметов. -  Кажется, на асфальте у дома не было ни одного живого места – все в моих рисунках. А напротив нашего дома – была «художка», куда я ходил. Потом объявил родителям, что буду поступать в художественное училище.

Сначала Ринат Ахметов поступает на педагогическое отделение Казанского художественного училища в класс к Махмуту Ахатовичу Вагапову,  затем переходит на оформительское – к Геннадию Федоровичу Макарову. С большой любовью он говорит о своих педагогах, в том числе о Наиле Халитовне Кумысниковой и Дание Шамиловне Шаймардановой. По окончании училища была армия, а вернувшись, Ахметов застает  «лихие 90-е», когда страна стоит в очереди за ваучерами и «ножками Буша». Ринат устраивается работать оформителем в легендарный казанский кинотеатр «Родина» и четыре года рисует афиши к фильмам, пробует себя в рекламном бизнесе и оформлении интерьеров, пока в 2013 не решает вернуться к тому, о чем мечтал, – к творчеству. Ему помогает знакомство с ныне покойным художником Рашидом Абдулловичем Асадуллиным (о нем «Татарский мир» писал в №12, 2020 г.), известным своими экспериментами с керамикой, оформительским мастерством  и потрясающими скульптурами и панно из металла.  У Асадуллина Ахметов учится тонкостям художественной обработки металлов.

Одной из знаковых ранних работ Ахметова стало панно «Семья», выполненное в смешанной технике на сосновом щите, облицованном дубовым шпоном. Это авторская интерпретация мотивов традиционного казанского полотенца. Как поясняет сам автор: «Что меня впечатлило в бабушкиных полотенцах, то и решил запечатлеть в металле и дереве». Необычайно красивая и искусная работа очень тепло и по-домашнему отражает историю семьи художника: знакомство с любимой, свадьбу, рождение дочери и даже жизнь домашних животных. Художник не мельчит, загромождая панно сюжетными линиями, не уходит в излишнюю проработку деталей, чем зачастую грешат «трансформаторы» фольклорных мотивов. Обращаясь к народным традициям, художник оставляет дистанцию между прошлым и собственным мироощущением.

Разглядывая работы Ахметова, кажется, что сама природа и структура материала наводит художника на определенную композицию и управляет рукой. С особой отчетливостью это проступает в большом по формату панно «Небесные символы». Травление металла, по словам художника, придает элементам декора цвета, которые невозможно достичь ни одной краской. Самый выверенный эскиз еще ни разу не был воплощен художником до миллиметра, поскольку и металл, и дерево, вступая во взаимодействие с художником, становятся самостоятельным медиумом и трансформируют первоначальный замысел.

Еще одним соавтором художника можно назвать зачинателя искусствоведения в Татарстане, профессора Фуада Хасановича Валеева, собравшего богатейший материал по народному искусству, орнаменту, костюму и многочисленным ремеслам татар.  Его книги, среди которых «Татарский народный орнамент», стали для Рината Ахметова настольными и погрузили в мир доисламской культуры и ее символизм. Отсюда в работах художника встречаются тенгрианские символы – двуглавые птицы, различные изображения солнца и солнечных сияний, дерева и других мотивов, имевших большое распространение вплоть до советской власти в районах Заказанья.  Духом глубокой древности проникнуты удивительные ювелирные украшения Рината Ахметова, среди которых можно отметить латунный гарнитур «Умай», посвященный покровительнице рожениц и детей у древних тюрков,  гривну «Мифы древней Булгарии», изумительные серебряные серьги в виде двух мифологических уточек.

Есть шутка о том, что каждый художник стремится создать свою Сикстинскую капеллу. Такой грандиозной по замыслу работой стало для Ахметова декоративное панно «Мой дом – мое наследие», приуроченное 100-летию ТАССР. Оно поражает не только своим  масштабом ( 2 х 3 метра), но и детальной проработкой мельчайших деталей. В этой работе художник совмещает образ знакомого с детства деревенского дома и гигантского дуба как символа величия, стойкости и мудрости татарского народа. Причем абрис кроны дерева совпадает с границами нынешней карты Республики Татарстан, а каждый желудь на ветках расположен ровно там, где располагались бы на карте столицы районов. По контуру работа украшена практически всеми видами резной орнаментики татарского жилища. Ахметов демонстрирует мастерское владение пропильной, контурной, «глухой» и выемчатой резьбой по дереву.

Наиболее значимым для себя проектом Ринат Ахметов считает свою последнюю серию работ «За забором», которую он начал во время пандемии и продолжает до сих пор. Сегодня это 30 панно, которым художник намеренно не дает названий, тем самым приглашая зрителей в духе философов-структуралистов к размышлению и собственной интерпретации увиденного. Девять работ дополняют звуковые композиции, созданные сыном известной казанской художницы Елены Ермолиной, звукорежиссером Петром Ивановым.

- Мы живём в большом потоке информации, в быстротечном времени, и я своими работами хочу остановить зрителя, дать ему возможность немножко поразмышлять, пофилософствовать, получить заряд эмоций, - поясняет Ринат Ахметов.  – Если вы видите забор на моей работе, то это не искусственно состаренное дерево, это самый настоящий артефакт. Я сам ходил по заброшенным домам, ножовкой срезал верхнюю часть заборов, чтобы дать им вторую жизнь в своих работах. Если появляется кусок ржавой колючей проволоки, то значит это она и есть, а не новодел.

В каждом городе, где побывал проект «За забором», Ринат Ахметов предлагает зрителям оставлять в книге отзывов собственные варианты названий к работам, и по итогам издать каталог проекта, в котором опубликовать наиболее нетривиальные и осмысленные.

***

«Поколение Рината — поколение, которое пришло в никуда, потому что как раз тогда случилась перестройка. Но Ринат — настоящий джигит. Он не только перенес все изменения, но создал себя как мастера", — говорит в интервью о  коллеге народная художница Татарстана  Фарида Хасьянова.

«Вы знаете, когда я смотрю на работы Рината, невольно все перевожу в человекочасы и трудодни. Помимо образной и идейной стороны, восхищает объем  работы, ее рукотворность и ювелирность»,   –  делится своим мнением о творчестве Ахметова кандидат искусствоведения Гузель Файзрахманова.

В 2017-м году за серию работ «Казанское полотенце» Ринат Ахметов удостоился премии  имени Баки Урманче в номинации «Декоративное искусство». По иронии судьбы именно он несколькими годами ранее разработал нагрудный знак этой премии. В этом, как и в его работах, тоже есть определенный символизм. Сначала доверили выполнить нагрудный знак, олицетворяющий одну из самых престижных для художника премий, а затем – ею и наградили.

Впрочем, почивать на лаврах – не про Ахметова. Каждый день в семь утра он у себя в мастерской травит металл или шкурит дерево. Он всегда в работе и верит, что своим искусством может в этом мире что-то изменить к лучшему...