2019-12-23_15-59-00.png

Муса Джалиль: «Умри, побеждая…»

Письмо в редакцию

Весной 2022 года в Историко-мемориальном музее-заповеднике «Подолье» в подмосковном Подольске прошла программа «Умри, побеждая…», приуроченная к Международному дню освобождения узников фашистских концлагерей и посвященная Мусе Джалилю, чье имя тесно связано с историей Подольска.  Когда мы готовили эту программу, очень хотелось добавить к уже известным фактам что-то новое, живое… И судьба сделала нам подарок –  мы познакомились с дочерью Мусы Джалиля, Чулпан Мусеевной Залиловой.

Чулпан Мусеевна радушно приняла нас у себя дома, познакомила с внучкой Лизой – юной скрипачкой, лауреатом многочисленных конкурсов, унаследовавшей музыкальные способности от прадеда (Муса Джалиль прекрасно играл на фортепиано и мандолине, был одним из основателей Татарского оперного театра в Казани, где заведовал литературной частью, а также написал либретто для четырех опер). Вместе с Чулпан Мусеевной мы листали семейные альбомы и разговаривали о ее отце.

«Хотя папа родился в глухом селе Мустафино под Оренбургом в простой семье, талант его – это не только дар свыше, –  рассказывает Чулпан Мусеевна.  –   Его мать Рахима была известной в селе певуньей и сказительницей. Одну из песен, написанных ею, когда дети ушли в большую жизнь, и она осталась одна, до сих пор исполняют на больших концертных площадках… По воспоминаниям моих тетей, папа с детства поражал сочетанием доброты ко всем, необычайной энергии, желания все узнать и стремления к прекрасному. В своей маленькой школе он перескакивал через классы, прекрасно учился в медресе, на рабфаке... Поступив в МГУ, с упоением стал изучать русскую литературу». Чулпан Мусеевна также окончила МГУ им. Ломоносова – филологический факультет –  и всю жизнь проработала в редакции русской классики издательства «Художественная литература».

Несмотря на то, что Чулпаночке (так называл ее отец) не было еще и пяти лет, когда Муса Джалиль ушел на фронт, она очень хорошо его запомнила: «Папа был для меня самым главным человеком. Между нами была какая-то особая связь, которую я ощущаю до сих пор. Удивительно, как много – при его невероятной занятости –  он уделял мне времени. Брал меня с собой в Союз писателей, где я терпиливо ждала, сидя в кресле, окончания заседания. Зато потом мы шли гулять, он рассказывал мне сказки, мы катались на лодке по Казанке… Папа очень много переводил на татарский язык. И даже читал мне по-татарски стихи Агнии Барто.  Иногда он приводил меня на репетиции в оперный театр, я сидела в ложе…. Особенно мне нравились репетиции в костюмах – как в сказке. Было это накануне войны».

22 июня 1941 года девочка запомнила на удивление хорошо: «Мы собирались на дачу к папиному другу, Гази Кашшафу. Папа с утра был очень веселый, шутил над тем, как мама выбирала мне платье: она надела на меня желтенькое крепдешиновое платьице с коричневой отделкой, а папа хотел, чтобы я была в платье с аистом.  А потом мы приехали на вокзал, где родители узнали, что началась война. Мне, четырехлетней, ничего не объяснили. Меня поразила резкая перемена настроения родителей – какие грустные они стали… Война входила в душу ребенка постепенно… Казань стала страшной и темной. Папа надел военную форму – от брони отказался. Когда он пришел со мной проститься, как выяснилось, –  навсегда, я болела и лежала в кроватке. Помню, папа прикладывал руку к железной кровати, потом к моему лбу, чтобы мне было полегче. Сказал, что идет на войну и спросил: “Отпустишь меня, Чулпаночка?”.  Я кивнула».

Маленькая Чулпан ждала отца всю войну и очень тосковала по нему. И верила, что он вернется. «Я должна была идти в школу, – вспоминает Чулпан Мусеевна. –  Формы тогда не было. Нам по ордерам выдавали одежду. Мне досталось черное платье, очень длинное… Только потом я поняла: в 1944 году фашисты казнили моего отца, а я надела это черное платье. Такие вот мистические параллели».

После войны только самые верные друзья остались с семьей Мусы Джалиля. В 1942 году он, раненый, попал в немецкий плен. Там с целью антифашистской деятельности вступил в подразделение «Идель-Урал», куда созывались представители неславянских национальностей для привлечения на сторону гитлеровцев недовольных советской властью. В ходе подпольной работы Джалиль организовал около 600 побегов военнопленных.  По доносу предателя поэта и его соратников заключили в тюрьму смерти Моабит, а 25 августа 1944 года казнили на гильотине… Но об этом никто не знал, и Мусу Джалиля сочли на Родине предателем. «Мама часто плакала, но берегла меня и не рассказывала, что ее постоянно вызывают на допросы в НКВД, – рассказывает Чулпан Мусеевна. – Друзья, в частности Гази Кашшаф, очень много сделали для реабилитации отца. Разыскивали знавших его узников Моабита, ходили по инстанциям, доказывали…».

«Моабитская тетрадь» –  сихотворения, написанные в тюрьме смерти, –  самый пронзительный из сборников Мусы Джалиля. Стихи чудом удалось вывезти в СССР бельгийскому антифашисту Андре Тиммермансу.

Юная Чулпан за год выучила французский язык, чтобы иметь возможность поговорить с ним и поблагодарить его. В 1953 году благодаря Константину Симонову стихи из «Моабитской тетради» были опубликована в «Литературной газете», позднее вышла отдельным изданием.  «Когда я прочла все, первым чувством была страшная боль за родного человека… Только потом я поняла, каким мужеством, какой внутренней свободой обладал отец, продолжая писать стихи в тюрьме смерти», – рассказала Чулпан Мусеевна.

В заключение нашей встречи мы подарили Чулпан Мусеевне копию «Татарского листка» от 24 ноября 1937 года, обнаруженного Олегом Симаниным в результате архивных исследований. Дочь Мусы Джалиля впервые узнала, что инициатором издания листка на татарском языке в газете «Подольский рабочий» был ее отец. До нашей встречи Чулпан Мусеевна не знала и о посещении ее отцом Подольска. Мы рассказали о том, что в составе группы татарских писателей (с некоторыми из них, как выяснилось, Чулпан Мусеевна была знакома) Муса Джалиль выступал на творческой встрече с рабочими-нацменами в клубе им. Лепсе 14 апреля 1936 года (точная дата установлена Симаниным). «Это важно не только для вашего города, но и открытие для меня, огромное вам спасибо за вашу исследовательскую работу», –  сказала Чулпан Мусеевна.

После просмотра онлайн-программы Чулпан Мусеевна прислала нам сообщение: «Дорогие друзья! Спасибо большое, с большим удовольствием посмотрела ваш фильм. По-моему, очень хорошо вы его сделали. Всего вам самого доброго, до новых встреч!». Мы благодарны дочери Мусы Джалиля за теплые слова и тоже ждем новых встреч с замечательной женщиной, которая так бережно и деятельно хранит память о своем героическом отце.

Татьяна Монахова, старший научный сотрудник МУК «Музей «Подолье»»,

Олег Симанин, главный научный сотрудник МУК «Музей «Подолье»».

Подольск- Москва

В этом году заслуженный работник культуры РФ Чулпан Залилова отмечает юбилей. Редакция федеральной газеты «Татарский мир» от имени всех своих читателей поздравляет Чулпан Мусеевну! Желаем здоровья, благополучия, удачи во всех Ваших начинаниях.