2019-12-23_15-59-00.png

Наследие Девликамовых

Выдающиеся просветители

Али Брундуков

Кастровское медресе — мусульманское учебное заведение, существовавшее в XIX – начале XX веков в городе Касимове Рязанской губернии. Медресе было основано в 1808 году по инициативе имам-хатыба Ханской мечети Абдулвахита Исмаиловича Девликамова при финансовой поддержке богатых прихожан Ханской мечети, в том числе семей Шакуловых, Максутовых и Давлеткильдеевых.

Оставаясь на протяжении более ста лет имам-хатыбами Ханской мечети, династия Девликамовых руководила деятельностью этого учебного заведения. Особую роль в его развитии сыграл сын основателя — Фазлулла Абдулвахитович.

Первоначально медресе располагалось в собственном доме Девликамовых. С 1818 года оно размещалось в двух зданиях, построенных сеитом Салехом Шакуловым, — каменном и деревянном. Но число учеников росло, и вскоре даже этих помещений училищу стало недостаточно. В 1841 году сеит Хамза Салехович Шакулов вновь поднял вопрос о разрешении построить на собственные средства более обширное здание.

За долгие годы работы Кастровского медресе братья Фазлулла и Изатулла Девликамовы обучили более тысячи молодых мусульман. Главной целью мударриса Фазлуллы являлось, по его собственным словам, «обучение полезным наукам юношества, которые остались бы без просвещения и познания, необходимого для человечества в отношении религии и благонравной жизни…».

Кастровское медресе являлось учебным заведением не только локального масштаба. Оно было хорошо известно среди мусульман, живших в разных частях Российской империи. Большинство шакирдов медресе составляли выходцы из татарских сёл Рязанской, Тамбовской, Пензенской и Симбирской губерний. Учились шакирды и из Казани, Астрахани, а также из Уфимской губернии. Среди наиболее известных выпускников Кастровского медресе — имам-хатыб Московской мечети на Большой Татарской улице Абдулла Шамсутдинов (1878–1937) и имам-мухтасиб ДУМЕС по Пензенской, Куйбышевской, Ульяновской и Тамбовской областям Ярулла Юсупов (1880–1975).

В 1847 году медресе состояло из трёх отделений. На первом из них (тюркском) обучали азбуке, основам веры, Священному Корану и шариату. Здесь было 27 учеников. На втором (арабском) отделении учились 23 шакирда. На третьем (персидском) изучали историю ислама, историю пророков, толкование Корана, географию и другие дисциплины. Здесь обучалось шесть человек.

Название медресе (Кастровское) связано с тем, что с 1868 года его попечителем стал представитель знатной и обеспеченной татарской семьи, Сайфулла Мурсалимович Кастров, владелец мерлушечного производства. Семья Кастровых долгое время финансировала медресе. Также она выстроила для медресе отдельное здание. Оно находилось неподалёку от Ханской мечети.

Кастровы выплачивали жалованье преподавателям. На их пансионе жил Хасан Шамсутдинов, преподававший в училище много лет. Финансовую помощь медресе оказывали и другие татарские меценаты.

Существовал и обмен педагогическим опытом. Попечители Кастровского медресе организовывали поездки преподавателей в знаменитые новометодные медресе Казани и Оренбурга. В это время, на рубеже XIX и XX веков, в татарском обществе шло соперничество двух идеологических направлений: кадимизма (традиционализма) и джадидизма (реформизма). Так что обмен опытом несказанно обогащал всех причастных.

При Кастровском медресе существовала богатая библиотека. С медресе была тесно связана и деятельность касимовского татарского театра «Чулпан», где роли играли учащиеся.

Династия Девликамовых внесла огромный вклад в становление и развитие Кастровского медресе. Представители этого рода просвещали касимовских мусульман с конца XVIII века и вплоть до начала XX столетия. Известно, что в 1909 году один из членов семьи, Абдулла Хасанович Девликамов, подавал прошение в Канцелярию рязанского губернатора о разрешении книжной торговли в Касимове, в частности, об открытии обширного книжного склада учебных пособий для учащихся-мусульман.

При всей строгости тогдашних порядков надзорные органы следили за тем, чтобы пособия были отпечатаны в России и прошли контроль цензурного комитета. Обращали внимание даже на то, чтобы податель заявления отличался хорошим поведением, благопристойным образом жизни и высокими нравственными качествами. Вообще, царское правительство строго следило за тем, чтобы среди мусульман не имела распространения экстремистская литература, а во время богослужений читались молитвы о здравии царствующей фамилии. Имамы и муллы не должны были игнорировать факты противоправительственных выступлений.

Показателен случай, произошедший в 1893 году в Ростове-на-Дону. Местный ахун Девликамов (видимо, отдалённый родственник бастановско-касимовской линии Девликамовых) направил в Министерство внутренних дел информационное письмо об усилении активности иностранных проповедников.  В результате правительство озаботилось состоянием дел с пропагандой не только в Ростове, но и в Тифлисе, и в других городах, завязалась переписка с консульством Османской империи.  Впрочем, эта история не имеет отношения к нашей касимовской ветви семьи Девликамовых. Она показательна лишь в том отношении, насколько обширным и разветвлённым стал этот род, какое влияние он приобрёл в среде дореволюционного мусульманского духовенства.

Касимовские Девликамовы проявили себя в духовной сфере, в области образования и в книготорговле. К сожалению, торговля исламской духовной литературой продлилась недолго. Из-за начала Первой мировой войны и последующих революционных событий жизнь касимовских татар, как и всей страны, круто изменилась.

После революции многие заслуги династии Девликамовых были на долгое время забыты. Более того, многие представители рода (как близкие, так и дальние родственники нашей семьи) испытывали трудности и гонения. Причём многие пострадали не столько из-за какого-либо активного сопротивления Советской власти, сколько из-за своего бывшего высокого общественного и имущественного положения.

Деятельность касимовских имамов Девликамовых трудно переоценить. Ведь становление системы татарского образования имело огромное значение для местной татарской общины. Эта работа вела к укреплению национального самосознания. Более того, именно она приостановила процесс ассимиляции касимовских татар и затормозила его. Преподавательская деятельность, книготорговля, забота об историческом наследии – все эти усилия были не напрасны. Неизвестно, сохранилась бы татарская культура, дожила бы благополучно до начала XX века, если бы не труд Девликамовых и других татарских энтузиастов и просветителей?

В настоящий момент мы, потомки шейха Изатуллы Абдулвахитовича Девликамова, продолжаем дело наших пращуров. И если 200 лет назад наши предки-имамы занимались составлением мусульманских метрических книг, то сегодня мы открываем семейную историю касимовских татар для широкого круга их потомков и земляков.