2019-12-23_15-59-00.png

Академик  Кев  Салихов

Образование без границ

МАРАТ   ШАКИРЗЯНОВ

«Опыт -  критерий  истины»

Целью  науки  всегда  было  получение  новых  знаний. Очевидно,

что  процесс  познания  включает  наблюдение, опыт, результат

практической деятельности людей. Но столь же  важную роль

играют  идеи, теории. В древние времена основной движущей

силой в  погоне  за  знаниями, видимо, служило любопытство.

А  сейчас людей новые  знания интересуют,  прежде всего,  как

основа для новых технологий.  Первостепенное  значение приобрели

всевозможные применения научных  знаний,  польза знаний

для людей.

Мой  сегодняшний  собеседник -  академик  РАН  и  АНТ

К.М.Салихов – является   выдающимся  физиком-теоретиком.

Но  он никогда  не  замыкался  только  в  своих  идеях  и

построении  математических  моделей.

Очень  высоко  отзывался о  деятельности  Кева  Салихова

лауреат Ленинской  премии академик  Ренад Сагдеев,  открывший  магнитный  изотопный эффект.

Академик  Юрий  Молин писал: «В  России  термин «спиновая химия» появился  не  сразу. В  развитие этого  направления  включились две  команды:

московская, во  главе  с  Анатолием  Бучаченко  и  наша  сибирская,

куда  вошли  будущие  академики Ренад Сагдеев  и  Кев  Салихов.

«Исследуя  магнитные  эффекты, мы  обнаружили  влияние слабых

магнитных полей  и  резонансного микроволнового  излучения

на радикальные реакции. Мы  предложили  новый  метод регистрации ион-радикалов  в  растворах  с  использованием оптического

детектирования  сигнала ЭПР. Я,  Ренад Сагдеев  и  Кев  Салихов

разработали  новый  метод  регистрации  неуловимых  частиц

в наносекундном  диапазоне».

Немецкий  профессор  Ханс  Шписс из  Института  исследования  полимеров  имени Макса Планка (Майнц, Германия) о научной деятельности академика  Кева  Салихова :

«Ваш  энтузиазм  на  благо  Ваших  исследований  и  мирового

научного сообщества  беспрецедентен.  Вы  сделали  Казанский

физико-технический  институт  имени Е.К.Завойского  центром

спектроскопии  ЭПР,  признанным  во  всех  странах».

Кев  Минуллинович  Салихов  всегда  тесно  сотрудничает  с

экспериментаторами. С  одной  стороны, он  участвует  в  постановке

опытов  и  в  объяснении  результатов  экспериментов  своих  коллег.

С  другой  стороны,  он  сделал  целый  ряд  теоретических

предсказаний, которые  позже  были  подтверждены   в

экспериментах, проведенных  в  научных  лабораториях

многих  стран  мира. Эти  предсказания  касаются,

например, влияния  магнитных  полей  на  радикальные

химические  реакции,  на  окислительно-восстановительные

реакции,  развития  спектроскопии  электронного  парамагнитного

резонанса  разделенных  зарядов  в  реакционном  центре

фотосинтетических  систем. Несколько  лет  назад К.М.Салихов

предложил  молекулярный  механизм  защитной  реакции

фотосинтетических  систем  на  стрессовые  условия, созданные

понижением влажности  или  неблагоприятной температурой

окружающей  среды. Этот  механизм  проверяется  в  настоящее

время  в  совместной  работе  ученых  МГУ и  Казанского  физико-

технического  института  ФИЦ КазНЦ  РАН. Буквально  в эти дни

молодые экспериментаторы  КФТИ  получили  подтверждение

теоретического предсказания К.М.Салихова  о  формировании

спинового  поляритона  в разбавленных  растворах нитроксильных

радикалов.

Научный  руководитель  Казанского  физико-технического

института  имени  Е.Завойского  Казанского научного  центра  РАН,

лауреат Ленинской  премии,  академик  Кев Минуллинович Салихов

27  лет   был  директором   КФТИ.

В  свои  85  лет  Кев  Минуллинович  бодр, энергичен, полон

планов  на  предстоящие  десятилетия, обожает  внуков  и

правнуков,  мягкой  улыбкой  мгновенно  располагает  к  себе…

- Кев  Минуллинович,  у  Вас  необычное  имя. Это  дань  моде  тех  лет?

- КЕВ – это  инициалы  маршала  СССР Климента  Ефремовича

Ворошилова. В  те  годы  появились  имена  Виль, Вилен, Марлен,

Лачелюскомор,  Ренад (Революция и  надежда).

- Расскажите о  своих  предках,  родителях.

- Как и  миллионы  моих  соотечественников,  я родился  в  30-х  годах

прошлого  века  и  вырос  в  СССР. Вырос  в  маленькой (всего 29 домов)

деревне.  Нас  было  4  братьев (я  младший  из них) и  2  сестры.

Мои родители – колхозники,  папа  поработал  и  лесником.

Семья дала мне  очень  много.  С малолетства  у  меня  всегда  были

обязанности. Например, я  отпугивал  воробьев,  которые  стремились

склевать молочные пшеничные зерна  на  нашем огороде. Пас  гусей,

пока  старшие  были  на  работе. Родители  научили  меня  нести

ответственность  за порученное  дело.  Я  люблю  работать.

- Где  и  у  кого  Вы  учились?

-  Я  всегда  учился  с  удовольствием, первое  сентября ждал

и  встречал  как  праздник.  Меня  учила  семья,  школа,

Казанский университет, Российская  академия  наук. Почти

каждый   человек,  с  кем  мне довелось  встретиться, учил  меня.  Я  каждый  день учусь  у коллег  по работе,  у  друзей. Сейчас  меня  учат  дети,  внуки  и правнуки,  и  я  им  очень благодарен. И, конечно, меня учат книги,

учит  работа, жизнь  вокруг  меня.  В  старших  классах  очень

повезло  с  учителями. Любимыми  были  учителя  истории,

математики, немецкого языка. Они  научили  меня  различать

понятное  от  непонятного, научили  задавать  себе  вопросы  и

искать ответы.  Я  окончил  школу  на  «отлично».

Находясь  под  большим  влиянием  учительницы  математики

Веры  Ивановны, решил  поступать в  университет на  специальность

«математика». Сижу в  приемной  комиссии  КГУ и

пишу  заявление  для  поступления  на  физико-математический

факультет. Вдруг  подходит бывшая  выпускница  нашей  школы  в  райцентре, которую я окончил, и говорит: «Салихов, все мальчики  поступают  на физику». Так  я  оказался  в физике, о  чем  никогда  не  сожалел.

В любом  деле  бесконечно  много  интересного. Многие  часы,

проведенные  с товарищами  в  читальном  зале  университета,

составляют  для  меня  одни  из  лучших  воспоминаний.

- Как  складывалась Ваша  судьба  как ученого-физика?

- Мое становление  и  реализация  как  ученого-физика проходили

в  аспирантуре  в  Институте  высокомолекулярных  соединений

Академии  наук  СССР. Затем  я  год  работал  преподавателем  в

Карагандинском  политехническом  институте. За  25  лет  работы

в  Институте  химической  кинетики  и  горения   Сибирского

отделения  РАН  в  Новосибирском  академгородке  прошел  путь

от  младшего  до  главного научного  сотрудника.

Кстати,  свою будущую  супругу  Зою Васильевну встретил  в Доме

аспирантов  АН  СССР в  Ленинграде. Она  была  прикомандирована

из  Новосибирского  политехнического  института. Из  Караганды

я  приехал  в  Новосибирск  и  женился. Мы  нашли  работу в

академгородке, вырастили двух  детей. Сейчас  растут  еще

5 внуков, внучек  и  правнучка.

В  новосибирский  период  своим основным  достижением  считаю

основополагающий  вклад  в  теорию  магнитных и

спиновых эффектов  в  радикальных  химических  реакциях

(за эту  работу  в  1986  году  мы  были  удостоены  Ленинской

премии  вместе  с  Ю.Молиным и  Ренадом  Сагдеевым  из

Новосибирска  и  с  А.Бучаченко  и Е.Франкевичем  из  Москвы).

Во-вторых, основополагающий  вклад  в  теорию  импульсной

ЭПР - спектроскопии;  в-третьих, основополагающий  вклад

в  теорию  спинового  обмена  и  метода  спиновых  зондов.

В  период  перестройки  в  институтах  Академии  наук  СССР

сотрудники  института  получили  право  рекомендовать

кандидатуры  директоров. В этом вихре  меня  избрали директором

Казанского  физико-технического  института. Казанский  физтех

носит  имя Е.К.Завойского – пионера  в  изучении  явления

электронного  парамагнитного  резонанса (ЭПР). Мои научные

результаты,  полученные в  академгородке,  были  непосредственно

связаны  с  ЭПР. Поэтому  я  и  оказался  директором  КФТИ  РАН.

Я  поставил  цель,  которой  удалось «заразить»  не только  сотрудников

института, но  и  многих людей  в  Татарстане, в России  и за

рубежом – сделать  КФТИ  одним  из  лучших  в  мире  центров ЭПР-

спектроскопии.  Я  руководил  Казанским  физтехом  27  лет  и  сегодня

он  является  признанным  в  мире  центром ЭПР.

В   2016 году  бывший  президент  старейшего в  области  радиоспектроскопии  общества AMPERE и  всемирного общества  магнитного  резонанса  профессор Х. Шписс (Институт имени Макса  Планка,  Майнц, Германия)  написал  в  журнале Zeitschrift  Physikalische  Chemie: «Ваш энтузиазм на  благо  исследований  и  мирового  научного  сообщества  беспрецедентен. Вы  сделали  Казанский  физико-технический  институт  имени Е.К. Завойского  центром  спектроскопии  ЭПР,  признанным  во  всех странах».

Я  искренне  думаю, что  мою  работу  многие  одобряют. У  меня

много  свидетельств  высокой  оценки  моего  труда  мировым

научным  сообществом. Конечно, это вдохновляет. Но для  меня

особенно  дорога  поддержка  и  высокая  оценка  моей  работы

со  стороны  коллег  в  институте,  в  Академии  наук  Татарстана,

в  Российской  академии  наук, общественности  и  руководства

республики.  Мы  учредили  международную  премию  имени

Е.К.Завойского  за  выдающийся  вклад  в  развитие  и  применение

ЭПР-спектроскопии.  Вышел  51  том  международного  журнала

Applied  Magnetic  Resonance.  Выходит ЕЖЕГОДНИК (летопись)

КФТИ.

- У  Вас  имеется  своя  научная  школа. Насколько  Ваши теоретические  исследования  по  физике применяются  практически  в  народном хозяйстве, медицине, военной  сфере?

- Мои  основные  теоретические  результаты способствовали

созданию  и  развитию  нескольких  научных  дисциплин.

Они  стали  научной  основой  для  использования ЭПР  в  нанометрологии, точного  измерения   расстояний  в  интервале

1,5-8 нанометров, для  широкого  применения  метода  спиновых

зондов  в  молекулярной  биологии. Сегодня  мы  являемся

свидетелями  появления  и  развития технологий, основанных

на  использовании  спинов электронов и  ядер. Сюда относятся,

например, спиновая химия, использование  спинов  в  квантовых

вычислениях  и  в  квантовой  информатике  в  качестве  нанометровой

элементной базы. Мои  теоретические  результаты  способствуют

развитию  спиновых  технологий.

Истина  всегда  опирается  на  опыт?

-  Опыт -  критерий  истины  абсолютный, но  и относительный (в  смысле  того, что завтра  опыт  будет  иметь более  высокую  точность,  и  это  может изменить  ситуацию).

-  Ядерную  физику  то ругают, то  хвалят.  Почему?

- Видимо,  у этих  людей  слишком  много

свободного  времени (улыбается).

-  Насколько  хорошо  сегодня  осуществляется  финансирование

КФТИ?

- Денег  всегда  будет  не  хватать. Надо  просто   думать,  как

лучше  использовать  те  ресурсы,  которые  имеются.

-  Сегодня  медицина  не  обходится  уже  без  компьютерной

томографии.  Вы  имеете  к  этому  отношение?

-  В  КФТИ  мы приложили  немало  усилий  и создали  три  модели

МРТ.  Два  томографа  на  полное  тело  человека  были

сертифицированы  в  Минздраве  России. Десятки  тысяч пациентов

были  обследованы  в  Бугульме  и  Набережных Челнах.  Но  так

получилось, что  серийный   выпуск  этих  томографов  не

состоялся. По  разным причинам. Жаль,  что  это  не  состоялось.

-  Вас  не  выдвигали  от  России  на  Нобелевскую  премию?

- В  мире  очень  много  достойных  получения Нобелевской  премии  людей.  Их  гораздо  больше,  чем  число лауреатов.

- Каков  Ваш  статус  сегодня  в  Академиях  наук  России  и

Татарстана?

-  Я  действительный  член  в  обеих  академиях,  академии  РАН

и   АН  РТ.  Еще являюсь  Почетным  членом  Академии

наук  Башкортостана, Почетным  членом Физико-технического

института  имени  А.Ф.Иоффе  РАН (Санкт-Петербург),

Eminent  scientist (знаменитый  ученый)  крупнейшего

и  всемирно  известного научного  центра RIKEN

вблизи  Токио (Япония).

- Кто  из  мировых  ученых  вызывает  у  Вас  интерес  или  восхищение?

-  Еще  во  времена  аспирантуры  у меня  на  всю  жизнь

сложилось  особо  уважительное  отношение  к  Якову

Ильичу  Френкелю и  Николаю  Николаевичу  Боголюбову.

Кстати,  в  годы  Великой  Отечественной  войны  Яков Френкель

написал  выдающуюся  книгу «Кинетическая  теория

жидкостей».

-  Как  распределяете  время  на  административную  и научную

работу?

-  Каждой  работе  уделяю  столько  времени  и  внимания,

сколько  нужно,  чтобы  эту  работу  сделать  хорошо.

-  Что  Вас  волнует  сегодня  в  политике  России  и  Татарстана?

-  Меня  больше  занимает  жизнь  вокруг  меня. Я  очень

радуюсь  тому,  как преображается  город,  в  котором  живу.

Хочу  быть  не  просто  наблюдателем,  а  быть  участником

позитивных  преобразований в родной стране.

- Что  Вы  читаете? Чем  увлекаетесь?

-  Читаю  в основном  научные  статьи. Я  уже  более  30  лет  являюсь

главным  редактором  международного  журнала  на  английском

языке. В  научной  работе  приходится  знакомиться  с  опубликованными работами  коллег, чтобы не  повторять  их  решения.  У  меня в  домашней  библиотеке  много книг,  которые  хотел  бы  перечитать

заново, и  книг,  которые  так  и  не успел  прочитать. Думаю  в  будущем этим  заняться.  Люблю  рыбалку.  Правда,  уже  несколько  лет  не

довелось  порыбачить.